Как делать причёску водопад на себе в картинках

Как делать причёску водопад на себе в картинках
Как делать причёску водопад на себе в картинках
Как делать причёску водопад на себе в картинках

Desmond: другие произведения.

Уроборос

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Мне снится сон. Сон, в котором я сражаюсь с собой, сражаюсь с той, кого я люблю. Я рад, что проигрываю, потому что не хочу победить. Но когда после победы меня ждёт смерть, я понимаю, что не хочу умирать! Нужно срочно проснуться! Срочно! Срочно! Срочно! Но почему же я проснулся в недавнем прошлом, во время, когда я был человеком?

Почему-то в жизни мне почти никогда не снились кошмары. Детские сны почти не припомню, а когда я вступил в возраст полового созревания, ночью меня навещали совсем другие сновидения. Но то, что видел я, никак не могло не быть кошмаром - тягучим, с чередой непонятных и невероятных событий, с бесконечным мельтешением света и тьмы, и нераспознаваемыми сознанием эпизодами.

Во сне я умер. Но смерть, когда ты защищаешь тех, кого любишь, когда страшное пятно черноты неустанно расползается по тебе, грозя поглотить, когда всем сердцем ощущаешь неизбежность и неотвратимость... Нет, это не самое страшное. Самое страшное началось потом.

Стробоскоп вспышек и цветов. Я звал друга и партнёра, чьё имя не помнил, взывал, но вместо ответа меня встречала гулкая пустота. Потом появилось присутствие чего-то большого, сильного и свирепого. В этом чём-то не было зла, но не было также и добра - лишь ярость, лишь сила и лишь злое негодование.

Я видел огромный замок под свинцово-серым небом, небом, на котором не было солнца. И я видел себя - того, чьего имени вспомнить так и не смог.

Как бывает в кошмарах, встреча с самим собой не сулила ничего хорошего. Подчиняясь какой-то злой воле, я напал на своё альтер эго, закованное в багряную броню незнакомых очертаний. Где-то в глубине того, что во сне мне заменяло душу, я чувствовал неправильность поступков, но не мог остановиться, нападал, атаковал самого себя.

То, что я был гораздо лучше, как-то совершенно не радовало, ведь мне не хотелось победить. Поэтому, когда перед мной-противником возник маленький белый дракон, отразивший и поглотивший мою атаку, а затем размножился, нападая со всех сторон, я только приветствовал искусность своего оппонента. А потом появился белобрысый незнакомый ублюдок с маленькой пижонской бородкой, рядом с которым была прекрасная черноволосая лоли, которая кого-то мучительно напоминала, и что-то прокричал. Повинуясь той же непреодолимой силе, я направился прочь. А затем снова пришла темнота.

Смена сцены была внезапной, как и полагается кошмарному сну. Вот я стою под унылым свинцовым небом, а вот небо пылает пурпурным огнём Преисподней. Теперь я противостою не только себе, нет, против меня, в лучших традициях страшнейших кошмаров, вышла та, кого я люблю больше всего на свете - мой друг, моя девушка и моя госпожа. Я, действуя против своей воли, похищаю и беру в заложники беловолосую красавицу, чьё имя, как и имя моей любви, зияет в памяти мучительной дырой.

Небо наполнено десятками, сотнями драконов, а фигуры в балахонах, стоящие рядом, повинуясь моему небрежному жесту, превращаются в живые бомбы. И, словно следуя нелепой логике сна, где-то неподалёку горят кресты, окутанные нестерпимо ярким пламенем.

Дальше события слились в неразличимое пятно движений, вспышек и огня. Мои руки и ноги двигались, словно конечности марионетки, а сам я безуспешно пытался остановиться, преодолеть движущее меня принуждение. Но за рулём данного тела был явно не я.

Когда доспех на груди меня-противника раскрылся, явив пурпурным небесам жерло огромного орудия, когда нестерпимо яркий луч ударил в моё тело, я, наконец, почувствовал себя свободным.

Непроглядная тьма заполнила окружающий мир, и, внезапно, яркая вспышка затопила моё сознание. Я вспомнил, как меня зовут! И я... Я когда-то умер, сжираемый неостановимым ядом посреди рушащегося мира. Не понимаю, каким образом оказался здесь, но где-то в глубине души чувствовал, что тот "я", что был моим противником - настоящий, каким-то образом выживший, а этот "я" - лишь жалкая тень, ущербная подделка, ничтожная копия.

Тьма вокруг меня начала быстро отступать, но вместо радости приходил ужас - на смену тьме приходило серое тягучее небытие, и становилось понятно той абсолютной пугающей ясностью, что моё существование сейчас прекратится.

- Не-е-е-е-е-е-т! - закричал я. - Только не сейчас! Я не могу, я не хочу умереть девственником! Не желаю больше никогда не видеть сисек любимой! Не сжимать их в руках, не пощипывать эти соски, не...

Мою истерику прервали. Это не было словами, не было рёвом или шипением. Это даже не было громовым голосом моего партнёра. Тьма вокруг меня, такая уютная, такая чёрная, такая существующая, словно сгустилась, явив присутствие чего-то большого, сильного и такого же неполного, такого же ущербного, каким стал я сам.

Мы хотим существовать. Мы поможем. Мы дадим силу. - воплотилось в этой тьме беззвучное намерение, и сила, такая знакомая, родственная, но вместе с тем бесконечно превосходящая мою собственную, сгустилась внутри того, что представляло собой моё "я". Откуда-то я знал, что это была сила драконов, но какая-то искалеченная и искажённая. Касание этой силы будило в голове образ золотой чаши, и у меня было твёрдое ощущение, что эта чаша причастна и к появлению такого неполноценного меня. Я потянулся к этой силе, она начала вливаться в меня мощным потоком, заполняя пустоту внутри, позволяя ощущать не обрывки мыслей и чувств, а стать почти полноценным существом. И у этого существа были желания.

- Сиськи! Сиськи, я иду к вам! Си-и-и-и-и-и-и-иськи-и-и-и-и-и!

Мне нужно было вернуться, мне нужно было вырваться из этого сна, чтобы снова сжать в руках эту упругую теплоту, чтобы вновь прижаться к горячим женским телам, чтобы, рано или поздно, всё-таки лишиться девственности! Я. Должен. Проснуться! Должен. Увидеть. Её!

Подчиняясь оформившемуся желанию, в окружающей пустоте возникла тусклая бледно-зелёная спираль, которая в этом мрачном пространстве сияла словно тысячи солнц. Яркая красная точка, в которую сжалось сознание почти-полного-меня, скользнула в эту спираль, исчезла, чтобы появиться вновь, зависнуть за доли мгновения над моим же спящим телом, тяжёлой каплей упасть на собственный лоб и без следа впитаться в кожу. Вновь нахлынула тьма, но на этот раз она дарила ощущение радости и покоя. Наконец-то кошмар закончился, наконец-то я...

- Просыпайся! Просыпайся! Если ты не поднимешься, то я... я тебя... поцелую! - раздался милый девичий голос.

Я, не раздумывая, хлопнул по кнопке своего цундере-будильника и, не продирая глаза, отправился в ванную. Привычно сунув зубную щётку в рот, я начал вялый процесс чистки зубов.

Постепенно движения становились более уверенными, а сознание потихоньку прояснялось. Можно было бы конечно притвориться больным, мама обязательно сообщила бы в школу, и я смог бы выспаться, но, после приснившегося, ложиться совершенно не хотелось. Мне пришла в голову прекрасная идея - принять ванну, расслабиться в горячей воде, смыть остатки ночного кошмара. Я направился к ванне, но, с изумлением, обнаружил её отсутствие. В такой родной, такой привычной ванной комнате больше не было ванны королевских размеров, а стояла лишь душевая кабинка, которую я не видел вот уже больше полугода.

Стоп! Цундере-будильник? Он же отправился в чулан сразу после того, как наш уютный двухэтажный дом превратился за одну ночь в шестиэтажный особняк! С всё так же зажатой в зубах щёткой, я бросился в спальню. Вместо огромного траходрома стояла моя обычная узкая кровать девственника, на книжных полках стояли диски с любимыми играми, а под кроватью и в шкафчике (я проверил!) были припрятаны журналы с порнухой. Те самые, которые я вернул Мацуде и Мотохаме в незапамятные времена. Что за херня здесь творится?

Я распахнул окно и выглянул наружу. От открывшегося вида едва не свалился! Мой дом, мой шестиэтажный особняк, отгроханный Сарзексом после победы над Вали, магами и Катереей Левиафан, куда-то запропастился, словно его никогда и не было. Дома соседей, чьё место заняло моё новое жилище, вновь, как ни в чём не бывало, стояли неподалёку.

Я зашарил по карманам развешенного на стуле школьного пиджака и вытянул оттуда свой телефон. С тихим щелчком трубка разложилась, и я недоверчиво уставился на дату, высветившуюся на экране. 26 марта, года... Моего второго года старшей школы академии Куо! Незадолго до того, как я вообще познакомился с Риас! И до того, как был поколочен клубом кендо и до того, как... Как пошёл на свидание с Юмой-чан!

Неужели всё, что было, что таким ярким огнём горит в моей памяти, просто приснилось?

Я судорожно вцепился в телефон, в попытке набрать номер Риас... Но в телефонной книге его не было. Не было и телефонов Акено, Конеко, Ассии, Юто, Зиновии, Ирины, Россвайс и Азазель-сенсея. Моя попытка припомнить номер оказалась безуспешной - кто в наше время вообще запоминает эти цифры? Так что мой список номеров всё так же состоял из папы, мамы, Мацуды и Мотохамы. Ни одной девушки, как и полагается никчёмному девственнику!

Я захлопнул телефон, наскоро нахлобучил штаны и футболку и, мельком поздоровавшись с родителями, помчался, путаясь в развязанных шнурках, в сторону Академии Куо. Я должен увидеть Риас!

Если бы я позволил бы себе подумать, если бы не помчался сломя голову, если бы просто остановился и привёл в порядок мысли, случившееся бы не было сюрпризом.

Академия Куо встретила меня запертыми воротами, как и полагалось в первый день каникул. Подошедший после моего окрика охранник сообщил, что ни Риас Гремори, ни Соуны Ситори в школе нет, и делать им до окончания каникул здесь нечего. Я, ведомый страстным желанием увидеть свою любимую, конечно же, не поверил.

Поэтому отбежал подальше и ловким прыжком преодолел забор... Вернее, попытался преодолеть. Моё тело, тренированное с Риас, Конеко, Кибой и Зиновией, закалённое тренировкой в горах со стариком Таннином, пережившее множество сражений и испытаний... Его больше не было. Я снова стал тем самым Хёдо Иссеем, членом знаменитой троицы извращенцев Куо, не подымавшим ничего тяжелее стопки журналов с порнухой. Также я не был дьяволом со сверхъестественной силой, которая, пусть и сильно слабела ярким днём, но все равно намного превосходила человеческую. Мои оценки по физкультуре всегда едва дотягивали до "удовлетворительно", поэтому штурм забора, в иное время занявший бы считанные секунды, растянулся на добрые полчаса унижений. Уверен, застукай меня сейчас охранник, он не стал бы мешать, лишь сбегал бы за стулом и попкорном.

Оглядываясь назад, я мог бы заметить, что пробежка к Академии, которая раньше не заняла бы и десяти минут, теперь стала настоящим перехватывающим дыхание мучением, а моя футболка от пота стала мокрой, словно я попал под дождь.

Перебравшись через отвратительно высокий забор, я устало побрёл в сторону Оккультного Клуба. К сожалению, охранник был прав, и старое здание меня встретило крепко запертой дверью. Я привалился к кирпичной стене того, что служило мне вторым домом, и позволил себе задуматься. Можно было наведаться домой к...

К кому? До того, как Сарзекс отгрохал огромный дом, я не бывал нигде, кроме Клуба Оккультных Исследований, не приходил ни к кому в гости. Ну а после - вся свита Риас почему-то перебралась ко мне! Я, конечно, не идиот, чтобы возражать против пробуждения в объятиях нескольких сисястых красавиц - с каждым таким днём я становился всё ближе и ближе к своей мечте стать королём гарема! Гаспер жил в запечатанной комнате Оккультного Клуба, но я не имел ни малейшего понятия, как к нему пробраться. Зиновия ещё не приехала в Японию, Ассия тоже, а где живут Риас, Акено и Конеко я не имел ни малейшего представления. Оставался только Юто - к нему я забегал несколько раз!

И между ним и мной стояло непреодолимое препятствие - тот самый гадкий забор!

Не буду описывать мучения, которые пришлось испытать по пути к дому главного красавчика Куо, но, как оказалось, его тоже не было на месте. Дружелюбная милашка, услышав стук в дверь соседа, поведала, что Юто-чан куда-то уехал в компании нескольких девушек, одна из которых имела европейскую внешность и багрово-красные волосы.

Повесив голову, я поплёлся домой. И когда, наконец, раскинулся на кровати и позволил себе задуматься, то понял, каким глупцом был.

Да, мне приснился сон, реалистичный сон! Да, в этом сне я почти исполнил свою мечту - вокруг меня были красотки, включая двух главных красавиц академии Куо, причём одна из них призналась мне в любви. Я был не хилым задротом, а могучим дьяволом, драконом, обладателем одного из мощнейших артефактов в мире. Я сражал врагов, среди которых были чудовища, дьяволы и боги, а всё новые и новые красотки липли ко мне, пусть я этого и не понимал! Во сне даже мой друг детства, паренёк, про существование которого я почти забыл, оказался не просто девушкой, но и потрясной красоткой! Ну и все эти дела с драконами, сражениями с самим собой, этими дьяволами, ангелами, ёкаями, обладателями каких-то божественных, смешно сказать, механизмов... Слишком было похоже на влажные мечты задрота, читающего гаремную сёнен-мангу!

Но неужели все сиськи были всего лишь сном? Неужели полные упругие шелковистые сиськи Риас и не менее прекрасная грудь Акено мне всего лишь приснились? Маленькие сисечки Конеко-чан с задорно вздёрнутыми сосками! Не очень большие, но превосходные сиськи Ассии и замечательная грудь Зиновии! Десятки и десятки пар сисек, которые я, до сих пор наблюдавший их лишь в порнухе, явил миру с помощью своего могучего заклинания Разрыв Одеяний! Неужели все те сиськи, упругую полноту которых до сих пор помнят мои пальцы, сиськи, которые заполняют просторы моего воображения... Неужели всё было последствием передозировки порнухи, результатом пубертатных мечтаний подростка и полуночных игр в эроге?

Ну конечно! Я - извращенец и девственник! Я умру девственником! Ни одна девушка на меня не посмотрит без отвращения, а уж тем более такая как одна из Двух Красавиц Куо! Мне не грозит свидание с сисястым падшим ангелом, и, пусть во сне встреча с Юмой Амано оставила глубокую рану, теперь я сожалел, что моей предательской подружки не существует в природе! Тогда у меня хотя бы было это самое свидание, на котором я держался за руки с настоящей девушкой!

На всякий случай я вскинул руку в воздух, призывая Божественный Механизм, взывая к сознанию Ддрайга. Но, конечно же, ничего не произошло, красная латная перчатка на руке не появилась, а гулкий голос партнёра в голове не прозвучал. На что я вообще надеялся?

Погруженный в пучину меланхолии, я не сразу понял, что вовсю трезвонит мой телефон.

- Муши-муши, - без энтузиазма сказал я, увидав высветившееся имя Мацуды.

- Привет, Иссей! - заорал приятель. - Ты что, забыл?

- Что забыл? - спросил я. События вчерашнего дня были как в тумане, словно с окончания учебного года прошла не одна ночь, а как минимум пяток месяцев.

- Диск! "Школьницы Морковной Академии 4"! Я же обещал тебе его дать!

- А, точно! - на всякий случай сказал я.

- Ну, ты на хорошее не особо рассчитывай. Мы с Мотохамой играли всю ночь. Тупая эроге! В ней даже нет гаремного рута!

- Как нет? - удивился я. - Если три раза отказать в свидании Юрико-чан, а затем согласиться пойти на двойное свидание с ней и Фумико-чан, то у неё исчезает яндере-режим, и после этого...

- Откуда ты знаешь?! Эта игра вышла только позавчера и о ней даже не написали в интернете! До ветки с Фумико-чан мы добрались только под утро! У тебя что, есть свой диск?

- Нет, я... Мне... Мне сказал...

Трубка выпала из моих ослабевших пальцев. О гаремном руте ШМА-4 мне рассказал безумный отаку Морисава, с которым я познакомился... познакомлюсь... О пылающее небо Преисподней! С Морисавой я познакомился на своём первом дьявольском вызове, когда подменял Конеко-чан! Тогда мы проболтали с ним всю ночь об играх и аниме и, помню, я жаловался ему на глупую неподатливую эроге. В ответ, загадочно блеснув очками, он поднял вверх палец и разразился неземной мудростью. И когда я поделился этим знанием с Мацудой и Мотохамой, мы дружно лупили себя по лбу от простоты и очевидности решения!

Я никак не мог знать о этой игре! Я никак не мог знать имён персонажей! Мне неоткуда было знать развилки сценария! И с Морисавой я мог познакомиться, только будучи слугой из свиты Риас Гремори, одной из Двух Главных Красоток Куо, Багровой Принцессы Погибели, обладательницы Силы Разрушения, наследницы рода из 72 Столпов Преисподней, дочери Зеотикуса Гремори и Венеланы Баэль, сестры одного из Четырёх Сатан - Сарзекса Люцифера! Ну и заодно моей госпожи, моей любви и хозяйки моего сердца.

Дрожащей рукой я поднял телефон.

- Мацуда, прости, я потом перезвоню, - деревянным голосом сказал я и захлопнул трубку.

Мне нужно было серьёзно подумать.

Итак, самое главное и самое важное: сиськи реальны! Я действительно ощущал в руках упругую тяжесть груди Риас, на самом деле их мял, пощипывал и даже посасывал соски! Все проблемы, беспокойства и сомнения мгновенно отпали, я вскочил на ноги и победно вскинул кулак.

- Да здравствуют сиськи! - заорал я во всю глотку.

Откуда-то снизу донёсся приглушённый голос мамы.

- Исе, перестань предаваться фантазиям, а лучше помоги мне приготовить обед.

Я послушно побрёл вниз, но мою голову занимали лишь девушки и сиськи. Бездумно я спустился в кухню, бездумно взял нож, бездумно начал чистить картошку под обеспокоенным взглядом мамы.

Я с усилием вырвался из сладких грёз и задумался о своих дальнейших действиях. Очевидно, Риас сейчас где-то в Преисподней, то ли гостит у родителей, то ли путешествует, то ли (зубы мои зло заскрипели) страдает из-за необходимости визита к Фенексам, или свиданий с ублюдком Райзером. Что я мог с этим поделать? К сожалению, все планы разбивались об то, что я не знал, как связаться с Преисподней. У меня не было кругов призыва Риас, Соны или Грэфии, а Азазель-сенсей, как и все остальные падшие, был пока врагом дьяволов. Вероятность натолкнуться на что-то сверхъестественное, способное связаться с адом, была исчезающе мала. Можно было бы навестить Морисаву, ведь он был постоянным клиентом Конеко-чан, но не было уверенности, что круг призыва простого смертного вытащит её из Преисподней. Мне оставалось одно - дожидаться 6 апреля, начала учебного года, и уже тогда навестить Клуб Оккультных Исследований.

Ну а дальше было понятно. Я расскажу Риас о будущем, мне, конечно же, не сразу поверят, но так как я знаю о своих друзьях очень-очень многое, они просто не смогут игнорировать факты!

Память о событиях будущего всколыхнула волну лютой злобы. Если ничего не изменится, ко мне снова подойдёт Райнар в образе Юмы-чан и снова позовёт на свидание! Но на этот раз перед ней предстанет не жалкий никчёмный извращенец, а... а кто? Что я могу сейчас? Что я вообще могу без Священного Механизма, без своей силы дьявола и поддержки друзей?

Нет, когда явится Юма, они обязательно будут рядом. Но хочу ли я, чтобы меня спасли? Желаю ли предстать перед Риас не крутым слугой, не верной пешкой, не оплотом силы, а жалким ничтожеством, чью жизнь придётся спасать?

Я понимал, что это глупые мысли, что Риас не будет обо мне думать хоть на толику хуже, что это никак не помешает нашим расцветающим чувствам. Но вся моя душа восставала против мысли о слабости. Я не жалкий извращенец! Я не ничтожество! Меня не надо спасать! Я - человек, который достоин сжимать её сиськи! Я человек, которых обязан просыпаться в объятиях голых красоток! Я человек... Нет! Я не человек! Я дракон! Я Красный Император Драконов, партнёр Валлийского Дракона Ддрайга! Я Сиськодракон!

- Исе, если ты закончил мечтать, почисти, пожалуйста, лук.

Я вынырнул из своих мыслей, и обнаружил себя стоящим посреди кухни в героической позе, привычной по съёмкам на Дьявольском ТВ, со вскинутой вверх рукой, сжимающей кухонный нож, словно верный Аскалон.

Смутившись от насмешливого взгляда мамы, я высыпал луковицы в раковину и вновь впал в раздумья. Что я могу без Риас, что, кроме Брони Красного Дракона, было действительно моей силой? Каким образом вновь обрести себя?

Я зажмурил глаза. Я никогда не был особо умным, поэтому ответ перед глазами не возник. В другое время я бы не постеснялся задать вопрос Соне-кайчо, ведь она была такой всезнающей, самой умной из всех моих знакомых дьяволов! Вот только проблема каникул никуда не пропала и найти Председателя было не легче, чем мою Риас.

Единственное, что я умел сам, что являлось моей и только моей заслугой было... Не открывая глаз, я провёл рукой по лежащим в раковине луковицам, легко представляя вместо них округлость сисек любимой. Мне никогда не давалась магия, у меня не было таланта, я не мог пользоваться кругом призыва, но было одно-единственное умение, которым обладал я и только я.

Не раздумывая, отбросив прочь сомнения, я заорал:

- Разрыв Одеяний!

И только когда мои слова разнеслись по кухне, я понял, насколько это глупо. Заклинание, эту технику, я придумал, когда был дьяволом. Пусть и уникальное, но это оставалось дьявольской магией, и лишь она основывала на силе желания и воображения. Даже формула магической печати, возникавшая при касании, была характерной для дьяволов и содержала герб Гремори. Я был полным идиотом! Теперь, когда вновь стал человеком, мне была доступна лишь магия людей - основанная на формулах и вычислениях. На том, чего я совершенно не знал и, учитывая мой ничтожный магический талант, не смог бы освоить и за сотню лет!

- Исе, спасибо, что почистил, но кричать всё же не стоило.

Мои глаза распахнулись и недоверчиво уставились на гладкие чищенные луковицы, которых так и не коснулся мой нож.

Я тихонько взял из ящика картофелину, прикоснулся к ней рукой и, представив на её месте грудь Риас, прошептал:

- Разрыв Одеяний!

В месте касания возникла и закружилась магическая печать. На ней не было дьявольских рун, не было герба Гремори, не было ничего знакомого и привычного. Это было восьмиугольной фигурой, составленной словно из языков застывшего пламени, творением не ангелов, не дьяволов и не людей. Мне не хватало знаний, я многое не понимал, но было ясно: то, что передо мной - это магия драконов, которой я, по идее, никогда не владел и владеть не мог. Я кинул чищенную картофелину в кастрюлю, и быстро, пока мама не придумала новую задачу, сбежал к себе в комнату.

Итак, я владею магией, но знаю лишь одно-единственное заклинание. Пока Ддрайг спит, мне не к кому обратиться за помощью. Так что я оставлю магию как козырь в своём рукаве, а сам тем временем буду тренироваться! До начала учёбы осталось менее двух недель, из которых я должен выжать абсолютно всё возможное! Я приступлю к яростным тренировкам! Ведь только таким образом предстану перед Риас не ничтожным извращенцем, а воплощением силы, достойным, чтобы стать её слугой! Сиськи Риас обязательно станут моими!

Я вытащил из портфеля лист бумаги и ручку и начал набрасывать график тренировок. Для начала я написал "Путь к сиськам!" - это сразу мотивировало и настраивало на решительный лад. Затем ниже написал: "1. Пробежка."

На этом моя фантазия иссякла. Да, я раньше тренировался, занимался бегом, отжиманиями и подтягиванием, но тогда я был дьяволом, с силой большей, чем человеческая. И у меня всегда был тренер! Сначала меня тренировала Риас, от воспоминаний о её упругих ягодицах на моей спине во время отжиманий, ощущения её груди, прижавшейся к спине, когда тащил её на закорках во время пробежки, я вдруг воспылал жаждой тренировок. Но, к сожалению, этот вариант пока что был недоступен. Был и второй метод, который показал свою эффективность не только на мне, но и на Райзере, после того как он впал в уныние вследствие своего сокрушительного поражения. Но, несмотря на доказанную эффективность метода, у меня не хватало двух компонентов для его воплощения: гор и дракона. Попытки выжить, избежать огня старика Таннина, который находил немалое удовольствие от моего мельтешения, приводили к стремительному прогрессу, но Таннин вместе с крутыми горами остался в Преисподней, а больше драконов я не знал.

Можно было найти додзё, где тренироваться кендо, карате, ещё какому-нибудь боевому искусству, но мне нужны были не навыки. Как раз навыки, позволявшие выходить против сильных противников, у меня были. Пусть я не мог сравниться с Сайраоргом Баэлем, который довёл свои умения до предела возможного, но постоянные сражения дали бесценный опыт, и этот опыт остался со мной. Мне нужно стать сильным, быстрым и выносливым. Мне нужен тренер, способный выжать из человеческого тела больше, чем оно позволяло даже в самых смелых мечтах или страшнейших кошмарах.

Кто-то сказал бы, что человеку не сравниться с дьяволом или ангелом, но я знал людей, которые были сильнее сильнейших, стали опасней любых чудовищ, дьяволов и богов. Так что "я всего лишь человек!" было лишь слабым оправданием. Мне нужен был человек, ставший монстром. И я знал такого монстра.

Быстро надев свежую футболку и накинув куртку, я выбежал на улицу, вскочил на верный велосипед и помчался по адресу, который мог узнать только в будущем. И когда моя рука тянулась ко кнопке звонка, я дрожал от смеси страха и предвкушения.

Мои самые страшные опасения сбылись. Включился домофон и брутальный голос, который подошёл бы тигру или медведю, кокетливо произнёс:

- Открыто, ньо! Заходите, ньо!

Я, конечно же, знал, какое зрелище меня ожидает, и был к нему готов. Ну, как мне казалось. Но Мил-тан производил ошеломляющее впечатление и в первый, и во второй, и в сотый раз. Огромная, бугрящаяся мышцами фигура, заставляющая Геракла из Героической Фракции (того придурка, что напал на подвыпившую Россвайс в Киото) казаться недокормленным заморышем. Он словно был плодом страстной любви Терминатора и огромной медведицы, с младенческого возраста не вылезавшим из спортзала. Я знал силу этого человека, помнил, как эти широкие ладони сминали прочный металлический стул в бесформенный ком.

Но не это пугало до дрожи в коленях, в конце концов, сильных и устрашающих противников я повидал немало, а ведь среди них были и настоящие громадины - к примеру, огромные драконы. Мил-тан был одет в милый розовый наряд девочки-волшебницы.

- Добрый день, ньо! Чем Мил-тан может помочь, ньо?

Я смотрел на грациозные движения этого человека, который выглядел сильнее и страшнее большинства монстров, на его танец девочки-волшебницы, который в исполнении Серафол Левиафан смотрелся безумно сексуально, и думал, думал, настолько ли хорошая идея меня посетила? Я стиснул зубы. Сиськи Риас стоили любых мучений! К тому же, Мил-тан был прекрасным человеком, добрым и приветливым. Ну а то, что у него хватало закидонов... Не одному из величайших извращенцев Куо его в чём-то попрекать.

- Добрый день, Мил-тан! Мы с вами пока не знакомы, я в настоящей беде! И мне можете помочь только вы! Меня зовут Хёдо Иссей, позаботьтесь обо мне!

Глаза Мил-тан, казалось, загорелись ярким огнём, мои слова упали на благодатную почву. Девочки-волшебницы никогда не оставят нуждающегося!

- Мил-тан, конечно же, поможет, ньо! Что случилось, ньо?

- Мне нужно стать сильнее. Мне нужно стать самым сильным, и сделать это за ближайший месяц. Мне нужно, чтобы вы стали моим самым требовательным тренером!

Это остудило его пыл.

- Месяц - это мало, ньо! Мил-тан не уверен, что у него будет время, ньо! Мил-тан может дать пару хороших советов, расписать график тренировок, диету и упражнения, ньо.

Это было очень хорошим предложением, лучшим из всего, что я мог получить. Но для моих целей этого было недостаточно.

- Я могу вам отплатить!

- Мил-тан не нуждается в деньгах, ньо.

Я выложил свой самый величайший козырь:

- Я смогу помочь вам стать настоящей девочкой-волшебницей!

Моя реакция всегда была неплохой. Мне было привычно убегать от толпы разъярённых девчонок, сражаться со сверхъестественно сильными монстрами и нечеловечески быстрыми врагами, среди которых были боги, дьяволы и драконы. Но движения Мил-тан я не видел. Огромная рука ухватила меня за грудь и впечатала в стену.

- Не шути так, ньо!

Мне было трудно дышать, но я всё же прохрипел:

- Я знаю настоящую девочку-волшебницу!

Мил-тан бережно поставил меня на пол и отряхнул с плеча пыль. От похлопывания этой лапищи я пошатнулся. Его глаза смотрели на меня так внимательно, что даже как-то стало неловко. Поэтому я продолжил:

- Её зовут Серафол Левиафан. Она - одна из сильнейших существ в мире...

- Как и ожидается от девочки-волшебницы, ньо! - перебил меня Мил-тан.

- Она может принять вас в свою свиту, и тогда вы сможете летать и применять магию.

Глаза Мил-тан смотрели на меня очень доверчиво, они блестели в ожидании продолжения.

- Серафол-сан прибудет к нам в город в июле, и я вас смогу познакомить.

Я помнил их встречу на телестудии, помнил, что милашка Серафол сразу поладила с Мил-тан, и без вопросов приняла его в свиту. Человек, стоящий передо мной, был достаточно силён, чтобы заинтересовать одну из Четырёх Сатан Преисподней, а это значило очень и очень много.

- И сделаешь это в обмен на тренировки, ньо? - полушёпотом спросил он.

Я смотрел на этого огромного сильного человека, взгляд которого выражал такую надежду, такое желание, такое доверие, и меня захлестнуло отвращение к себе.

- Нет. Я сделаю это в любом случае, потому что знаю, что вы прекрасно поладите!

Это был правильный ответ. Его глаза просияли.

- Мил-тан поможет тебе стать сильным! Мил-тан поможет тебе стать сильнейшим, ньо! Сегодня в восемь вечера жду тебя в городском парке возле фонтана, ньо!

Но ведь сегодня вечером я договорился встретиться с Мацудой и Мотохамой! Стоп! Я стану сильным, заведу гарем и не позже чем через пятнадцать лет потеряю девственность, а тем временем мои друзья будут оставаться презираемыми задротам и встречаться только с 2D-девушками? Как я могу называться себя их товарищем?

- Скажите, Мил-тан, вы не возражаете, если со мной будут двое друзей?

- Никаких проблем, ньо!

- Но они, возможно, не будут испытывать тягу к тренировкам! - нужно, в конце концов, смотреть на вещи реалистично.

- Иссей-сан, девочки-волшебницы для того и существуют, чтобы творить чудеса. Ньо!

Мацуда и Мотохама были такими же извращенцами, как и я, не зря же нас называли Извращённым Трио. До того, как вошёл в свиту Риас, порой я чувствовал себя ущербным, потому что у меня единственного не было сверхъестественных способностей, а также крутой извращённой клички.

Мацуда, которого прозвали Лысым Извращенцем, а также Папарацци Сексуальных Домогательств, обладал суперспособностью доставать самую высококлассную порнуху, накладывать свои загребущие руки на едва-едва вышедшие эроге, а также находить самые лучшие места, где можно подсматривать за переодевающимися девчонками. Он единственный из нас состоял в клубе - это, конечно же, был фотоклуб, а почти все его снимки были панцу-шотами. В младшей школе Мацуда был спортсменом и даже добился немалых успехов, но потом всё забросил, полностью погрузившись в извращенческую деятельность. Теперь он полностью соответствовал своему прозвищу - стриженый наголо, с большими ушами и с не сходящим с лица похотливым выражением.

У Мотохамы, по прозвищу Извращённые Очки и Сканер Трёх Размеров, тоже была суперспособность - он всегда, ни разу не ошибаясь, с первого взгляда определял объем груди, талии и бёдер у любой девушки. Мотохама был самым спокойным из нас троих, и, к моей досаде, лучше всех нас учился. Он выглядел как обычный "ботаник", с очками и всклокоченными волосами, но, благодаря репутации, даже блеск его очков выглядел зловеще и похотливо.

Моя суперспособность намного превосходила всё, что они могли представить даже в самых смелых мечтах, пусть я пока что и не хотел демонстрировать свой Разрыв Одеяний. К тому же мне предстоял важный разговор.

- Сейчас - каникулы. Скоро нас ждёт новый учебный год. И кем мы будем, вернувшись в Академию?

- Извращённым трио! - хором воскликнули друзья.

- Как считаете, будут ли у нас девушки в этом году? Или в следующем? Или через три года?

Мотохама соображал быстро, поэтому задал уточняющий вопрос:

- Речь идёт о двухмерных девушках?

- Нет, о настоящих, живых.

- Тогда это нереально! - отрезал Мацуда.

- Точно, никто с нами не пойдёт на свидание! - добавил Мотохама.

- А что, если я скажу, что знаю верный способ, стать гораздо привлекательней для девчонок?

Шесть глаз (два Мацуды и четыре Мотохамы) уставились на меня с сосредоточенным вниманием.

- Мы должны тренироваться! - поднял я палец в воздух.

- Правильно! - оживился Мацуда. - Я могу достать самые лучшие эроге и дейт-симы, мы будем тренироваться каждый день!

- И как это нам поможет? - спросил Мотохама.

- Никак! - отрезал я. - Если мы хотим хоть когда-то лишиться девственности, нам нужен другой план. Мы должны стать крутыми!

- Мы и так круты! Самые крутые извращенцы Куо!

- Вообще-то нас кличут "грязными животными", - вмешался Мотохама, загадочно блеснув очками. - А ещё - "Союзом неудачников".

- Вот! Именно! - закричал я. - И у меня для вас важный вопрос. На кого больше поведутся сисястые школьницы - на троих никчёмных ничтожеств, оскверняющих пространство вокруг своей похотью, или на троих крутых бугрящихся мышцами парней, которые просто не скрывают своих плотских желаний?

- Ну, если так поставить вопрос... - протянул Мотохама.

Но я развил наступление.

- Мацуда! В младшей школе ты был атлетом и поставил какие-то там рекорды, помнишь?

- Ну?

- Скажи, как у тебя было с популярностью?

Мацуда почесал короткую щетину лысой головы и неохотно ответил:

- Ну, мною восхищались все, даже...

- Даже девчонки! - торжествующе закончил я. - Девчонки восхищались даже тобой, лысым, и с большими ушами!

- Эй!

- И теперь, если мы станем очень сильными, они будут нашими! Учитывая, что в Куо до сих пор соотношение парней и девушек два к одному...

- Семь к трём! - поправил Мотохама.

- Так вот, у каждого из нас появится не одна девушка! И я стану королём гарема!

- Всё равно, неубедительно. Нас не перестанут считать грязными животными, оскверняющими всех, к кому мы приближаемся.

- Да? То есть Риас-онеесама и Акено-онеесама заблуждаются?

- Ха, да словно такой как ты мог познакомиться с Двумя Сестрёнками Куо?

- Ха! А ведь я с ними знаком очень близко! Я даже видел их сиськи!

- Врёшь! Это наглые враки, лишённые даже толики правдоподобности!

Я не стал рассказывать о том, что вытворял с сиськами Риас, потому что они бы мне не проверили в жизни. Но был рад, что скользкий момент насчёт крутизны и внимания девушек был очень быстро пропущен - это было личным опытом из будущего, так что пока аргументом не являлось, поэтому я мастерски выстроил разговор так, чтобы казалось, будто это слова моей любимой. Ход, достойный самой Соны Ситри!

- Я клянусь сочной упругостью сисек, клянусь задорно торчащими сосками, что я знаком с Риас-чан, Акено-чан, и Тоджо Конеко-чан, и видел неоднократно их обнажённые груди! Если я вру, пусть я никогда не увижу сисек, даже на картинках! - торжественно заявил я.

Друзья притихли. Они осознавали серьёзность клятвы и понимали, что я не стал бы разбрасываться такими словами. Постепенно до них стало доходить. Они заорали хором:

- Ка-а-а-ак? Даже маленькие сисечки главного маскота школы?

- Сиськи Конеко-чан?

Я понимал, что выгляжу очень самодовольно, но только кивнул в ответ.

- Ладно, - после долгой паузы сказал Мацуда. - И что нам нужно, чтобы стать крутыми?

- Одно единственное условие: тот, кто соглашается, идёт до самого конца. Он слушает тренера, выполняет все указания, не пропускает занятия и не ноет, как ему тяжело.

- А будет тяжело?

- Ещё как! Но обнажённые женские тела стоят того!

Друзья переглянулись, на их лицах всё равно были написаны сомнения. И когда я заговорил о том, что будет тяжело, они вот-вот готовы были отступить. Я выложил последний козырь:

- Вы даже не спросили, кто будет тренером, с которым я договорился!

- И кто же? - вяло спросил Мотохама.

- Тренера зовут Мил-тан. И Мил-тан - девочка-волшебница.

- Девочка-волшебница? Я согласен!

- И я тоже согласен!

Я повернулся к ним спиной, пряча довольную улыбку. Старые уловки никогда не подводят, эти идиоты попались, как и в прошлый раз.

- Тогда встречаемся в восемь в городском парке. Вы узнаете тренера по костюму девочки-волшебницы!

Я лежал на кровати в позе морской звезды и не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Болело абсолютно всё - бицепсы, трицепсы, квадрицепсы, даже разные бровицепсы и пальцысепсы. До меня только-только начало доходить, на какой абонемент нескончаемых страданий я себя подписал. И ведь Мил-тан утверждал (если убрать все "ньо"), что это даже не разминка, а просто оценка наших физических возможностей, чтобы потом приступить к настоящим тренировкам.

Единственное, что хоть как-то подымало моё настроение, так это выражение лиц Мацуды и Мотохамы. Если бы эти идиоты не пришли по обычаю никчёмных девственников на час раньше, то у них была бы исчезающе малая возможность немедленно повернуть, сбежать при виде огромной распираемой мышцами фигуры в наряде готической лолиты. Ха, как будто бы я им это позволил!

Но когда удивительно ясные детские глаза на словно вырубленном топором лице серийного убийцы зафиксировались на них, последние шансы сбежать пропали.

Эти придурки, увидав кошачьи ушки на голове Мил-тан, завопили, словно младшеклассницы при виде паука, а потом, когда началась экзекуция, пытались сжечь меня взглядом. Ну а вскоре им стало не до того. Мы бежали стометровку, подтягивались, отжимались, приседали, растягивались, принимали кучу странных поз - в общем, показывали, на что были способны. Как оказалось, спортивное прошлое Мацуды давало ему немалое преимущество, а мы с Мотохамой выглядели полными ничтожествами. Впрочем, по части решительности, настойчивости и силы духа, я мог им дать всем фору! Перед моим взором развевались багрово-красные волосы моей любимой, а руки словно уже ощущали упругую мягкость её груди! Я пылал решимостью, не жаловался, и пытался выложиться на все сто. О друзьях этого сказать было нельзя - он всячески пытались сначала сачковать, а потом и трусливо сбежать. Но Мил-тан был всюду. Его громадная фигура непостижимым образом всегда нависала над трусами, а тяжёлая атмосфера, при этом возникавшая, отбивала любые помыслы о лени и праздности.

Занятие длилось меньше часа, но мы чувствовали себя, словно побывали в рабстве на каменоломне, а когда у нас не осталось сил махать кайлом - выжатыми тряпками были выброшены наружу умирать от крайнего истощения.

Правда наше полубессознательное трио извращенцев не было предоставлено самим себе. Мил-тан взвалил нас всех троих на плечи и, не испытывая ни малейших затруднений, разнёс по домам. Я не помню реакцию родителей Мацуды и Мотохамы - всё прошло словно в тумане. А вот то, как отреагировали мои родители поразило и обидело до глубины души.

Что бы вы сделали, если бы вашего любимого сыночка, единственную кровиночку, на ночь глядя приносит бандитского вида громила, одетый в костюм девочки-волшебницы? Вызвали бы полицию? Начали бы искать бейсбольную биту? Бросились бы грудью на защиту отпрыска?

Ха, размечтались! Преодолев первое смущение и узнав, что Мил-тан будет заниматься моей физической подготовкой, они бухнулись на колени и начали лить бурные ручьи слёз радости! Любое занятие, отличающееся от пускания слюней на женские формы, грёз о сиськах, и просмотра порнухи с Мацудой и Мотохамой, в их глазах превращало мои шансы завести девушку с нулевых в ничтожные, что уже было огромным прогрессом! Мама и папа! А если бы я стал членом якудза? Особо свирепой якудза девочек-волшебниц?

Они даже пригласили Мил-тан на чай! Мама даже предлагала его угостить ужином! И пока Мил-тан записывал в блокнотике мамы мою спортивную диету, пока давал им подозрительный порошок, который мне предстояло принимать ежедневно, разбавив водой, я кое-как, не вставая с четверенек, дополз до своей комнаты и невероятным усилием затянул себя на кровать.

И вот сейчас, когда я лежал, не в силах пошевелиться, когда смог, наконец, вдоволь накупаться в жалости к себе, впервые за весь суматошный день выдалась возможность хорошенько подумать.

Я задумался над собой, над тем, кем являюсь сейчас, и кем стал в недалёком будущем.

И чем больше погружался в рефлексии, тем большее отвращение к себе я испытывал. Сильнейшая пешка Гремори? Красный император драконов? Кумир всех детей Преисподней? Если так посмотреть, я добился немалых успехов, мне даже удалось сдать экзамен и стать дьяволом среднего ранга.

Но была другая сторона монеты. Как человек... Вернее, как демон, я не добился ни малейшего прогресса. Я оставался все тем же жалким одержимым сиськами извращенцем, единственная магия которого уничтожала платья девушек, платья, которыми они так дорожили. Моя фиксация на сиськах приводила в депрессию не только моего партнёра, но и даже его вечного соперника Альбиона. Именно из-за меня Вали, который никогда не испытывал тяги к женскому полу (иначе как назвать полнейшее нежелание завести детей с Курокой-чан?), получил незаслуженное прозвище Попкодракон.

Какое отвратительное лицемерие! Я, строящий перед Мацудой и Мотохамой крутого, на самом деле был ничем не лучше их! Нет! Если я хочу перестать быть ничтожеством, мне следует измениться! Мне следует развиваться и идти вперёд! Осваивать новую магию и расширять кругозор, не почивать на лаврах одержимого сиськами извращенца, а стремиться к новым вершинам!

Кто сказал, что мир заканчивается на одних лишь сиськах? Нет, сиськи, в особенности огромные буфера моей Риас, восхитительны и божественны! Но я воздам должное и остальным частям прекрасного женского тела! Попки! Бёдра! Ножки! Животик! И даже изящная женская спина - всё станет объектом моего восхищения! Попки ни за что не достанутся Вали!

А магия? Россвайс, чьё платье я так неосторожно разрушил (пусть и открывшееся зрелище того стоило), указала на то, что оно стоило 800 иен. Но я был глух к её словам, не понял, что по сути её ограбил, меня в тот момент занимала лишь фигура прекрасной валькирии, её полная красивая грудь. Нет! Я должен расти и развиваться! Моя магия должна снимать платья не разрушая!

Когда наша свита столкнулась со Легендарным Мудрецом, когда этот мятежный священник Церкви продемонстрировал свою божественную магию, я всего лишь пытался отстоять свою правоту. Мне хотелось доказать, что он ошибается, что наслаждение женским бельём - ошибочный путь, и сосредоточиться стоит лишь на прекрасных женских телах. Я был ослеплён своим самомнением, горд от торжества победы и не увидел самой сути - что наслаждение женскими прелестями может принимать разные формы, что святая магия Мудреца позволяла оголять женские тела, несмотря ни на какую одежду. Это было вершиной, пиком извращенческого подглядывания, но я был слишком напыщен, чтобы это осознать.

Разрыв Одеяний - прекрасная и сильная магия, идущая из глубин половозрелой мужской души. Она не раз выручала, вырывала победу из лап поражения, спасала тех, кто мне дорог. Но это не значит, что я должен на ней остановиться. Человечество придумало множество извращений, бесчисленное количество фетишей. И я, Извращённый Дракон, не должен зашоривать свой взор на одном-единственном!

Теперь, оглядываясь назад, вызывает недоумение мой выбор фамильяра. Я был настолько поглощён видом тентаклей, пожирающих женскую одежду, так обильно пускал слюни на стремительно обнажающиеся девичьи тела, что не позволил себе задуматься, что фамильяр-слизень будет абсолютно бесполезен! Для чего мне фамильяр, уничтожающий женскую одежду, если то же самое делает моя магия? Слим-таро, я буду помнить о тебе всегда, но прости, нам не суждено быть вместе! Голый прагматизм побеждает чувства! Твои тентакли не станут частью моей жизни, оставшись постоянным элементом множества эроге! И моим новым фамильяром станет либо существо, способное превратиться в красивую девушку, как та летучая мышка Президента Риас, либо что-то, позволяющее превзойти возможности извращённого дракона! И пусть мечта об сексапильных ундинах, по чьей нежной коже стекают капельки влаги, была разбита суровой реальностью (бугрящееся мышцами существо, появившееся из озера, запросто смогло бы стать лучшей подружкой Мил-тан), но я не должен прекращать попыток!

Я стану сильнее! Я стану лучше! Я стану извращённей! Я...

Лёгкий стук в дверь прервал мои размышления. В комнату вошла мама. У неё в руках был поднос, на котором стоял стакан с отвратительно выглядящей белёсой жидкостью. Я в ужасе уставился на протеиновый коктейль и моя решительность почти пошатнулась. Но сиськи... нет, всё тело Риас стоит того!

Непоколебимый дух дракона взметнулся ярким пламенем, и я издал героический стон. Мама нежно улыбнулась, приподняла рукой мой затылок, и я начал глотать омерзительно выглядящую жидкость, чем-то напоминающую слизевые щупальца Слим-таро.

Я не знал, что было тому виной - то ли волшебно отвратительный напиток, то ли то, что вчерашние нагрузки были именно "разминкой", то ли моя драконья сущность, но с утра я чувствовал почти сносно. Отмахнувшись от угроз яндере-будильника, я натянул спортивный костюм, и, наскоро сполоснув лицо чтобы отогнать сонную одурь, поплёлся на встречу с Мил-тан.

Мне казалось, что после вчерашнего Мацуда и Мотохама растеряют свой пыл и ни за что не придут. Но я недооценил силу девочек-волшебниц. Мил-тан тоже не верил в их решительность, поэтому забрал их из дому сам. Родители Мацуды и Мотохамы оказались такими же предателями, как и мои. Вместо того, чтобы вызвать полицию при виде странно одетого подозрительного громилы, на лице которого была написана готовность к убийствам, разрушениям и неуплате налогов, они обрадовались! Они плакали, становились на колени и отвешивали глубокие поклоны! Ведь по какой кривой дорожке ни повёл бы этот монстр, всё равно вероятность для сыновей не умереть девственниками многократно возрастала! Вот так ты разочаровываешься в собственной родной крови! А ещё говорят, что родители должны во всём поддерживать детей!

Когда Мил-тан появился, волоча за шиворот моих дружбанов, я приготовился к повторению вчерашней экзекуции. Но того, что случится, не ожидал никто. Он выстроил нас троих неровной шеренгой, окинул взглядом внезапно затвердевших глаз и гаркнул:

- Смирно, ньо!

Мы, опешившие от неожиданности, мгновенно вытянулись.

- Сейчас, ньо, Мил-тан видит перед собой только жалкие куски обычного гражданского дерьма! Вы слабые, безвольные и никчёмные, ньо. Но Мил-тан не боится трудностей, Мил-тан вылепит из вас настоящих девочек-волшебниц!

- Но мы не собираемся... - начал Мотохама.

- Когда обращаешься к девочке волшебнице, говори "сестрёнка"! Ясно, ньо?

Мотохама отшатнулся и проблеял:

- Да...

- Мил-тан не расслышал, ньо!

- Да!

- Да кто?

- Да сестрёнка.

- Обращение к девочке-волшебнице следует начинать с "сестрёнка"! Ясно, ньо? Мил-тан спрашивает: "ЯСНО"?!

- Сестрёнка, да, сестрёнка! - наперебой заорали мы втроём.

Во имя божественных сисе... божественного тела Риас, в какую жопу я нас втравил? Я же хорошо знаком с Мил-тан, он был моим постоянным клиентом! Мне казалось, что я хорошо изучил его спокойный добродушный нрав! Заберите этого сержанта Сил Самообороны и верните мне мою девочку-волшебницу Мил-тан!

- Итак, вы знаете, что вы дерьмо, ньо?

Ответ был очевиден.

- Сестрёнка, да, сестрёнка!

- Вы хотите стать настоящими девочками-волшебницами? Ньо!

Мы этого совсем не хотели. Но разве был какой-то выбор?

- Сестрёнка, да, сестрёнка!

- Превосходно, ньо! Вы ими станете, ньо!

Пусть это не было вопросом, но мы, не сговариваясь, ответили.

- Сестрёнка, да, сестрёнка!

Мил-тан окинул нас подобревшим взглядом, в котором вновь проявилась та самая девочка-волшебница, которую я знал ранее. И мы потихоньку расслабились. Напрасно!

Пространственную магию я видел множество раз. Искусственные измерения рейтинговых игр, Божественный Механизм, создавший измерение, в котором я умер, Разлом Пространства, куда так стремилась Офис, Дракон Бесконечности, и даже та штука, подозрительно напоминающая инвентарь из ролевых игр, в которой Зиновия хранила свой Дюрандаль. Но каждый раз её проявления сопровождались различными спецэффектами - магическими кругами, молниями или противоестественными переливами неба на границах барьера.

В прошлой жизни Мил-тан говорил, что решил вызвать дьявола только потому, что у него не было способностей к настоящей магии. Но то, что произошло, иначе чем магией назвать было невозможно.

Он завёл руку за спину и жестом фокусника вытащил три вешалки на которых... на которых свисали розовые костюмы девочки-волшебницы Милки! Нет, уж не хочет ли он сказать...

- Переодевайтесь, ньо!

- Но ведь... - проблеял я.

- Как нужно отвечать?

- Сестрёнка, да, сестрёнка! - вновь завопили мы втроём.

Когда я был дьяволом, первая тренировка с Риас состояла из двадцатикилометровой пробежки. Я-человек сдох на первом километре. Но Мил-тан крепко держался нашего соглашения, поэтому тренировка продолжалась. Мне казалось, что Мацуда и Мотохама меня всё-таки убьют, но, слава девочкам-волшебницам, у них не оставалось сил. Почти две недели каникул маячили передо мной огромной нескончаемой бездной мучений. И в этот ад себя втравил я сам.

Несмотря на то, что прошло лишь немногим меньше двух недель, это был самый длинный и самый насыщенный период моей жизни, а ведь моё прошлое будущее являлось нескончаемой чередой грандиозных событий. Мил-тан, как учитель, был очень внимательным, но этого внимания хотелось избежать всем сердцем. У Мацуды и Мотохамы не оставалось даже сил на злость, а общие испытания крепко спаяли наше боевое братство.

Через пару тренировок мы с Мил-тан разговорились (я лежал почти без дыхания, не в силах пошевелить ни одним мускулом) и поделились друг с другом своими мечтами и ожиданиями. Я без утайки рассказал о своих целях, о желании стать сильнейшей пешкой, спасти девушку, которую люблю от вынужденного брака, а также защитить прекрасную невинную монашку от ненасытной жадности падших ангелов. Рассказал о предстоящих тёмных временах и опасностях, что ждут его в свите "девочки-дьявола Серафол". Были опасения, что рассказанное умерит его пыл, что он решит, что такой способ стать настоящей девочкой-волшебницей окажется ему неподходящим. Но, оказалось, что сражения с непобедимыми врагами ради мира и спокойствия - это и есть основное занятие Милки Спирал, а значит таким образом я развеял последние опасения.

Мил-тан был человеком... девочкой-волшебницей неисчерпаемых ресурсов. Он устраивал нам как изматывающие тренировки с собственным весом, так и водил по разным полуподвальным клубам-качалкам, где занимались его коллеги-громилы, по подозрительного типа додзё, где либо он, либо другая монстровидная девочка-волшебница обучали нас разным вещам. Мил-тан проверил мои боевые навыки. Я был горд своими умениями, ведь я тренировался с Президентом, Конеко-чан и Кибой, меня тренировал сам Губернатор падших ангелов Азазель-сенсей, я выходил против Сайраорга Баэля и членов Героической Фракции, против Локи и Фенрира, против одного из самых сильных Падших - Кокабиэля, против Вали Люцифера - сильнейшего в истории Белого Императора Драконов. Мои навыки были признаны удовлетворительными, но нуждающимися в систематизации и огранке.

Наша Троица Извращённых Девочек-Волшебниц в перерывах между изматывающими тренировками силы и выносливости обучалась полицейскому тайхо дзюцу - и мои подозрения о роде занятий Мил-тан получили новую пищу. Когда Мил-тан лично мне начал преподавать основы тошу какуто - боя, исключительного для Сил Самообороны, подозрения переросли в уверенность. Тошу какуто было брутальной штукой, направленной на выведение из строя, на скорейшее поражение самых уязвимых мест противника. Как говорил Мил-тан, это было "как крав мага, только лучше". Не знаю, что такое эта кравмага, и не хочу знать! Куча моих противников - красивые девчонки, а с ними так нельзя! Хотя для разных ублюдков, типа Диадоры Астарота, удар по яйцам будет в самый раз!

По каким-то причинам мой прогресс был гораздо быстрее, чем у друзей. Я меньше уставал, быстро восстанавливался, мои мышцы быстрее обретали объём. В этом был виноват то ли так и не пробудившийся Священный Механизм, то ли та капля крови, что прилетела из будущего, принесла не только знания, то ли просто я был настолько круче - это не имеет значения. Мил-тан чутко заметил мою особенность. И он воспользовался ей в полной мере! Нагрузки стали просто невообразимыми, сравнимыми с теми, что подвергала меня Риас на десятидневной тренировке в горах! Мамочки! Я думал, что не выдержу, что умру! Умру в костюме девочки-волшебницы! Только мечты о прекрасном теле Риас, о её сиськах, о сиськах Акено-чан, позволили мне выдержать эти пытки!

Дьяволы, даже днём, намного сильнее людей, но, думаю, теперь в чистой мускульной силе я сравнился с нормальным младшим дьяволом. Может я не настолько силён, как был раньше, но теперь, всего-то через десять дней, могу сравниться с самим собой до тренировок перед боем с Райзером. Почему не пробуждается Ддрайг? Почему я не могу вызвать Перчатку Красного Императора Драконов? Но, в любом случае, испытания были не зря, и чем сильнее я сейчас, тем более сильным слугой Гремори перерожусь!

С этими мыслями, внутренне ликуя и хихикая, я постучал в старое здание Клуба Оккультных Исследований.

Я стоял, приоткрыв рот, глядя на безупречную Ямато Надешико, открывшую мне дверь. О, эта прекрасная большая грудь, эти длинные ножки, эти бёдра, эти блестящие чёрные волосы, связанные в длинный хвост. Она была такой красивой, такой родной, такой... О, все боги, дьяволы и ёкаи, не знаю кто из вас придумал потрясающую школьную форму Академии Куо, я готов вам вознести молитвы! Глаза мои остекленели, и тонкая струйка слюны начала стекать изо рта.

- ... до-сан, Хёдо-сан, вы что-то хотели? - донеслось до меня, погруженного в эротические грёзы.

Даже сейчас она знает моё имя! Как и ожидалось от одной из Главных Сестрёнок Куо! Рывком я вытащил себя из мечтательного состояния, с трудом оторвал взгляд от интересующих меня частей тела и перевёл её на прекрасное утончённое лицо.

- Добрый день, Химеджима-семпай! Мне нужно увидеться с Ри... с Гремори-сан! - выпалил я. - Это очень важно!

- Извините, Хёдо-сан, но Риас-сан не может принять вас в данный момент. Она очень занята делами клуба и у неё...

- У меня есть причина! - невежливо перебил я попытку меня отшить. - Дьявольски важная причина! Семьдесят две дьявольски важные причины!

Ха! Теперь Хёдо Иссей не тот извращённый простачок, каким был раньше! Не зря я готовился к этому визиту! Не зря тренировал тело, разум и магию!

Акено-чан колебалась, поэтому я надавил:

- Дело, по которому я пришёл, касается не только Гремори-сан, но и вас, Химеджима-семпай, и Юто-сана, Тоджо-сан, и... - я сделал паузу, выкладывая козырь, - Влади Гаспера-сана!

Акено задумалась на несколько секунд, но всё же кивнула.

- Заходите, Хёдо-сан.

Внутренне скривившись от всех этих формальностей, я вошёл вовнутрь. Ну ничего, недолго осталось, скоро всё вновь вернётся на свои места!

Акено провела меня в комнату клуба, усадила на диванчик, и, сверхъестественным образом вручила мне в руки чашку своего великолепного чая.

- Риас-сан и остальные скоро прибудут.

Мне было непривычно пить чай без её обычного хихиканья, меня снедало нетерпение, так что к чаю я почти что и не притронулся.

Ожидание было недолгим, всего через пару минут в комнату зашли Риас, Конеко и Киба.

Я вновь выпал из реальности, впившись глазами в ту, которую люблю, к встрече с которой так стремился, что одолел время, пространство, мучительные тренировки и ношение костюма девочки-волшебницы. Багровые волосы водопадом струились по её спине, глаза сверкали, словно два чистейший сапфира, грудь словно пыталась прорвать оковы школьной формы, а длинные стройные ноги устремлялись в бесконечность! Да, моя Риас была так же прекрасна, как и всегда!

- Чем могу помочь, Хёдо-сан, - спросила Риас, когда все удобно расположились на стульях и диванах.

Ну, ответ на этот вопрос я готовил почти две недели!

- В это будет трудно поверить, но я пришёл из будущего!

Это, конечно же, привлекло их внимание! Ну а теперь к самой сути!

- Я знаю, кто вы, потому что был одним из вас. Я был слугой рода Гремори, единственной и сильнейшей пешкой. На моё воскрешение ушли все восемь Фигур Зла. Мы вместе сражались с кучей сильных врагов, одолели Кокабиэля, Катерею Левиафан, Белого Императора Драконов и даже самого Локи! Мы побеждали в рейтинговых играх, становились одной из сильнейших команд!

В глазах, внимательно смотрящих на меня, горел неподдельный интерес.

- В будущем мы с Президен... с Риас полюбили друг друга, и она стала моей девушкой!

В глазах Конеко мелькнуло отвращение, лицо Кибы застыло, Акено отвела глаза, а Риас нацепила вежливую улыбку.

- Вы рассказали очень интересную историю, Хёдо-сан, мы рады, что вы увлекаетесь оккультными знаниями. Но в нашем клубе пока нет вакансий.

Что? Я же им сказал...

- Но я знаю, что вы - дьяволы! Что Председатель Соуна Ситори на самом деле - Сона Ситри, и что вы с ней принадлежите к семьям 72 Столпов Преисподней!

- У вас очень бурная фантазия, Хёдо-сан, - Риас вновь одарила меня вежливой улыбкой.

- Я докажу, что всё сказанное - истинная правда! - вскипел я. - Акено! Ты - наполовину падший ангел, наполовину дьявол! Твой отец - Баракиэль, один из сильнейших ангелов Григори!

Мой взгляд повернулся в сторону возмутительного красавчика и кумира всех девчонок Куо.

- Юто! Ты был отобран Церковью для участия в проекте "Святой Меч". Над тобой и твоими друзьями проводили бесчеловечные эксперименты, а потом их всех убили. Ты ненавидишь Экскалибур и мечтаешь его уничтожить!

На лице Юто заиграли желваки, а я тем временем обратился к Конеко.

- Конеко! Вернее, Широне! Ты - некомата, точнее, некошу. У тебя есть сестра, Курока. Она была в свите какого-то дьявола, но убила своего повелителя, став Отверженной. На тебя объявили охоту, но Риас тебя спасла и приняла в свою свиту!

Маленькие кулачки Конеко сжались, так что хрустнули костяшки. Я же повернулся к любимой.

- И Риас. Ты - наследница рода Гремори. Твой брат - Сарзекс Люцифер, один из Четырёх Великих Сатан. Ты обручена с третьим сыном рода Фенекс, ублюдком Райзером. Сама ты ненавидишь навязанный брак и хочешь выйти за того, кого полюбишь всем сердцем!

Лицо Риас окаменело. Напоследок, я заговорил о том, кто в данный момент, скорее всего, сидел в своей комнате, спрятавшись в картонной коробке.

- И Гаспер. Гаспер - дампир, он сын главы рода Вла...

- Достаточно! - оборвала меня Риас.

Ну наконец-то! Наконец-то они мне поверили! Теперь я вновь стану Пешкой Риас, вновь встречу Ассию, а после того, как я спасу её от Райзера, наши чувства...

- Вы проделали неплохую работу, Хёдо-сан. Я не знаю, к какой фракции вы принадлежите, и какие цели преследуете, не знаю, чего ожидали услышать, рассказывая такие небылицы, но прошу вас, уходите.

- Но Президент ... - я вскочил на ноги и сделал шаг к ней.

В мгновение ока Киба оказался перед Риас с обнажённым мечом в руке. Рядом с ним встала Конеко-чан.

- Ты омерзителен, - с непроницаемым лицом сказала она.

- Хёдо-сан, я прошу вас немедленно покинуть наш клуб, - сказала Акено-чан и вокруг её рук стали потрескивать электрические разряды.

- Риас... - прошептал я.

Её всегда такие тёплые, такие добрые голубые глаза теперь превратились в кристаллы промораживающего душу льда.

- Хёдо-сан, вы, либо тот, кто за вами стоит, очень хороши в сборе информации. Бесполезно стирать вам память, а уничтожать все потенциальные угрозы - не тот принцип, которым я руководствуюсь. Пожалуйста, уходите и больше не появляйтесь в нашем клубе. Мы будем за вами внимательно наблюдать.

Я пытался вновь что-то возразить, но рука Риас вытянулась, и над ней разгорелся багрово-чёрный шар силы Разрушения.

- Убирайтесь, Хёдо-сан. Надеюсь вас больше никогда не видеть.

Всё было зря? Вся эта подготовка, все эти мучения, всё страдания были бессмысленны? Она не поверила! Никто мне не поверил! Мне следовало бы начать разговор по-другому, возможно, рассказать свою историю с самого начала, с первой встречи с Амано Юмой. Я искал ошибки в своих словах и поступках, и не находил. Моя логика была безупречной, слова - убедительны, просто уж слишком невероятным было произошедшее со мной, невероятным даже по сверхъестественным меркам.

Хотя нет, одну ошибку я всё же совершил! Я так был поглощён видом Риас, Акено и Конеко, так был рад встрече с ними, что забыл о своём Священном Механизме. А ведь впервые я его пробудил именно в здании Клуба Оккультных Исследований, в месте, где лишь высокая концентрация магической энергии позволила мне призвать Перчатку Красного Дракона. И теперь этот путь был мне заказан!

Ну что же! Они мне не поверили, не стали меня слушать. Но я это переживу! В служении Риас я преодолел много невзгод, ещё одна не имеет значения. Пусть она пока меня не любит, пусть даже ненавидит, плевать! Я спасу её, чего бы мне это не стоило. Я не дам Райзеру, этой ощипанной курице, наложить на неё свои загребущие крылья! Буду беречь её и защищать, буду драконом, охраняющим свою принцессу! А когда она признает меня, я не буду её подчинённым, мы будем партнёрами, равными во всём! И раз стать дьяволом мне не суждено, остаётся только одно.

Я достал телефон и набрал номер, который был забит у меня в "быстром наборе".

- Слушаю, ньо!

- Мил-тан, мне нужно усилить тренировки. Я должен стать сильнее, гораздо сильнее!

Первым звонком, первым признаком того, что история пошла по известному мне пути, было не пиликанье уведомления календаря моего телефона (в который я скрупулёзно забивал каждую мелочь, каждую дату, каждое событие, которое смог вспомнить), а сообщение Мацуды о том, что он обнаружил щель в кладовой, смежной с кендо-додзё.

Ха, неужели он мог подумать, что я буду, как какой-то извращенец, подглядывать за переодеванием? Что человек, сжимавший сиськи Риас Гремори и Акено Химеджимы, который перевидал огромное количество потрясающих красавиц, с которого главный маскот школы Тоджо Конеко-чан взяла обещание взять её в невесты, опустится до такой низости?

- Конечно! Только чур я первый!

- Эй, а чего ты первый?

- Мы можем решить очерёдность с помощью армрестлинга! - улыбаясь во все зубы предложил я.

Сопровождаемые презрительными взглядами девушек, мы направились подглядывать за клубом кендо. По дороге я наблюдал за друзьями и поражался произошедшим с ними переменам. Движения их приобрели грациозную плавность хищника... так хотелось бы сказать, используя штампы из дамских романчиков. Но нет, они были всё теми же придурками, и ходили, словно долбаные извращенцы - бросая вокруг сальные взгляды и явно представляя окружающих девчонок без одежды. Но были и кое-какие изменения. Их походка стала уверенней, взгляды твёрже, а желания - ещё откровенней.

Я ни капли не забыл прошлый раз, когда единственный из нашей троицы был избит кендоистками, даже не успев оценить их прелести. Поэтому на этот раз я вдоволь насладился наблюдением как за ножками Катасе, так и за грудью Мураямы. И пусть им было не сравниться с великолепием прелестей Оккультного Клуба, оно того стоило!

Двое идиотов, желая получить свою дозу эротических зрелищ, всё испортили. Возня, которую они устроили, сражаясь за доступ к подглядывательной щели, привлекла внимание девчонок. Я был готов к подобному исходу и тихо отступил. В конце концов, одна из вещей, что я узнал в сражениях в свите Риас Гремори - если ты сбегаешь вовремя, то это зовётся отступлением, а отступление - это очень важный элемент стратегии.

Расположившись на некотором отдалении, я смотрел, как толпа девчонок, одетых в белые ги и синие хакама, размахивая синаями, загоняет извращенцев к теннисным кортам. Мотохаме не повезло, во время бега с него спали очки, и он притормозил, чтобы их подобрать. Это и решило его участь. Прости, Мотохама, сегодня ты будешь ритуальной жертвой во имя девичьих прелестей!

Синаи в руках кендоисток слились в едва различимые полосы, но тут девчонок ждал сюрприз. Ноги того, кого они считали тюфяком и извращённым ничтожеством, приняли устойчивое положение, а руки взметнулись вверх. Он сделал подшаг вперёд, его ладонь сомкнулась на предплечье Катасе и отвела синай в сторону, блокируя удар Мураямы. С изумлённым выражением лица он сделал подсечку Катасе, аккуратно уронил её на траву, а сверху уложил Мураяму, с вывернутой за спину рукой. Остальные четверо кендоисток застыли, не решаясь атаковать - весёлое избиение извращенца превратилось во что-то неожиданное, в то, на что они не знали, как реагировать. Я тоже замер - с начала занятий у Мил-тан не прошло даже месяца!

Я не слышал, о чём шёл разговор - до нас с Мацудой доносились лишь отдельные возмущённые возгласы. Мотохама не снизошёл до перепалки - он помог подняться сначала Мураяме, а затем и Катасе, после чего даже похлопал их по плечам и по спинкам, отряхивая траву. Повисло гробовое молчание, под аккомпанемент которого Мотохама удалился с гордо поднятой головой.

Мы с Мацудой переглянулись.

- Знаешь, быть девочкой-волшебницей не так уж плохо! - высказал Мацуда нашу общую мысль.

Я хорошо помнил этот день, события в клубе кендо были предзнаменованием той твари, что обманула меня, убила меня, и, что самое хуже, разбила моё сердце! Той, из-за которой я долго не мог нормально предаться самым разнузданным вещам с девушками, той, из-за которой я до сих пор не потерял девственность!

Нет, после разговора с бывшими боевыми товарищами, я понимал, что, возможно, слишком уж изменил историю, что, возможно, Падшие не выйдут со мной на контакт, что я могу и не заинтересовать Райнар. Но я продолжал копить злость, продолжал смаковать все те муки, которые обрушу на эту тварь, как верну ей сторицей страдания, через которые прошёл в прошлом. Это не было слишком здоровой вещью, ведь я, вроде бы, был на стороне хороших парней, но, после того, как Риас меня отвергла, дал волю своей тёмной стороне.

Едва дождавшись окончания занятий, я медленно побрёл домой. До тренировки с Мил-тан-сенсеем оставалась ещё пара часов, поэтому я бесцельно бродил по городу, пока лучи закатного солнца не начали красить весь мир в красный цвет. Я не терял бдительности, поэтому голос, раздавшийся за спиной, для меня сюрпризом не стал.

- Скажите, это вы Хёдо Иссей из Академии Куо?

Я медленно повернулся, стараясь не дать злой торжествующей улыбке отразиться на лице.

- Да, это я.

Она стояла передо мной, такая знакомая, такая красивая. Чёрные волосы всё так же развевались на лёгком вечернем ветерке, а большие фиолетовые глаза казались карими в свете вечернего солнца. На ней всё так же была школьная форма незнакомой академии, и в руках она всё так же сжимала портфель.

- Хёдо-сан, скажите, у вас есть девушка?

Я молча смотрел на неё, пожирая взглядом. Смотрел, на Амано Юму, мою первую девушку, ту, кто забрал мой первый поцелуй не с экраном телевизора, не с глянцевым журналом, а с настоящим существом женского пола, и вся та злость, которую я копил всё это время, почему-то бесследно испарялась. Да, Райнар - подлая и двуличная тварь. Да, она готова убивать ради своих целей. Да, она хочет сейчас, в данную секунду, убить меня, после того, как наиграется моими чувствами. Но при этом все обиды, все страдания, что она принесла, сейчас мне казались такими мелкими и ничтожными. Она была наименьшим и самым слабым из моих врагов. Её цели были простыми и понятными - ей хотелось проявить себя перед теми, кого уважала, она хотела, чтобы её заметили и любили, желала возвыситься и быть нужной. И эти цели были слишком уж похожими на мои.

Да, она убила меня, убила Ассию, но точно так же не слишком ценила жизни падших ангелов и моя Риас. Она любила поиздеваться над другими, но порой то же самое можно было сказать и об Акено.

Многие мои враги, те, которые принесли гораздо больше мучений и страданий, в будущем были живы и здоровы. Они сверхъестественным образом умудрялись избежать смерти или даже серьёзных наказаний. Тот же Вали, предавший Азазеля-сенсея, желавший уничтожить не только меня, но и всех, кто мне был дорог, всего лишь получил по соплям и стал кем-то типа моего друга. Курока, пытавшаяся похитить дорогую мне Конеко, спокойно забралась ко мне домой, предложив завести ей маленьких драконокотят. Офис, Дракон Бесконечности, которая стояла за множеством смертей, которая, собственно, и собрала Бригаду Хаоса, как ни в чём не бывало, заявилась ко мне домой вместе с Курокой. И после того, как подонок Цао украл часть её сил, я вместе с друзьями её защищал. Офис была последней, кого увидел перед своей смертью и можно сказать, что я отдал за неё жизнь.

Я осознавал, что Райнар оставалась всё той же бессердечной сукой, но теперь моя злоба, моё негодование ней, казались капризами избалованного ребёнка. Поэтому ответил, искренне и тепло ей улыбнувшись.

- Нет, пока что нет. И знаете, я бы очень хотел, чтобы моей девушкой когда-нибудь стала милашка, похожая на вас!

- Меня звать Амано Юма! - выпалила она, покраснев очаровательным фальшивым румянцем. - И я очень хотела бы с вами встречаться!

На этот раз я знал, насколько глупо и бессмысленно хвастаться перед Мацудой и Мотохамой своей новой подружкой, поэтому в следующие наши встречи не пытался провести её на территорию Академии. Каждый вечер перед тренировками мы гуляли по городу, разговаривали, и держались за руки. Я был внутренне напряжён, был сжатой пружиной, готовой распрямиться в любой момент, но нападения так и не произошло. Несколько раз я видел пролетавшую летучую мышь, в которой опознал фамильяра Риас. Это вызывало досаду - легко представить, что бы подумала Президент, увидев меня с одной из Падших теперь, когда она подозревает меня во всех возможных грехах. Приближались выходные, приближалось наше судьбоносное свидание.

На этот раз я не проводил бессонных ночей, готовя программу самого лучшего свидания в мире. Во-первых, Юма Амано не стоила того. Во-вторых, сценарий этого свидания был у меня подробно продуман ещё в самую первую жизнь, когда я ещё не был ни дьяволом, ни драконом, ни даже девочкой-волшебницей.

В воскресное утро я не стал снова приходить за три часа, как какой-то задрот-девственник. Нет, я пришёл за двадцать минут до назначенной встречи. Накануне я почистил зубы всего-то лишь два раза! Я совсем не волновался!

По дороге к месту встречи я улыбнулся миленькой девушке, раздающей флайеры с магическим кругом семьи Гремори. После того, как я взял сразу несколько листовок, фамильяр Риас (которая и была той самой превратившейся летучей мышью) проводила меня подозрительным взглядом.

- Добрый день, Исе! Ты долго меня ждёшь? - раздался приветливый голос моей новой девушки.

- Да нет, лишь недавно пришёл! - ответил я на этот раз чистую правду. Так началось наше второе свидание.

Как и раньше мы ходили по торговому центру, заглянули в игровые автоматы, прошлись между торговыми рядами лоточников, а затем заглянули в маленький ресторанчик, где с удовольствием съели десерт. Я знал, кто рядом со мной, ни на секунду не забывал, что это Падший, желающий моей смерти, но, видимо, находиться с девушками, желающими меня убить, вошло у меня в привычку, поэтому я просто наслаждался прекрасным времяпровождением. И, конечно же, не забывал любоваться ножками Юмы-чан и её большой грудью, проглядывающей через декольте.

Когда, наконец, наступил вечер, мы забрели далеко от центра и остановились возле очень знакомого фонтана. Юма-чан высвободила руку из моей и сделала пару шагов вперёд.

- Исе-кун, хороший сегодня выдался денёк! - мило улыбнувшись, сказала она.

- Прекрасный! И может быть ещё лучше! - ответил я, шагнул вперёд, ухватил её за талию и крепко поцеловал.

Она сделала попытку вырваться, но я крепко прижимал её к себе. Её губы, поначалу сжавшиеся от неожиданности, через пару секунд расслабились. Я попытался пробраться языком к ней в рот, превратить невинный поцелуй в совсем развратный, но она упёрлась мне руками в грудь и отстранилась.

- Погоди, Исе. Я хочу у тебя кое-что спросить.

Я отпустил её, дал отойти и вскочить на бортик фонтана.

- Что-такое, Юма-чан?

- Скажи мне, Исе-кун, ты сделаешь для меня кое-что, чтобы отметить наше первое свидание?

- Конечно!

- Тогда будешь ли ты так добр, умереть для меня?

Вот! Тот самый вопрос! К которому я так долго подбирал крутой ответ!

- Этот вопрос задают только после постели!

Да! Вот так! Получи, Райнар!

Чёрные крылья распахнулись у неё за спиной, рост увеличился, а простое милое платье превратилось в садо-мазо прикид госпожи. Лицо её заледенело, взгляд стал злым и колючим.

- Я неплохо повеселилась сегодня. Было так забавно играться с маленьким неопытным мальчиком! - сказала она, вытянув руку. В ней с электрическим жужжанием материализовалось копьё чистого света.

И пусть я был занят, пожирая глазами её тело (к тому же, в миг трансформации оно стало почти полностью голым!), за ответом не постоял.

- Спасибо! Мне тоже было приятно погулять с красоткой-ангелом! Пусть ты и невысокого ранга, всего два крыла, но всё равно - настоящая милашка! И если бы моё сердце не было занято, я бы влюбился!

Мне не стоило так делать, не стоило выделываться перед нечеловечески сильным противником, не следовало её злить, особенно сейчас, когда я не мог призвать Усиливающий Механизм. Но вся та горечь, что накопилась во мне после встречи с Риас, вся та боль бесчисленных тренировок, требовали выхода.

Лицо Райнар исказилось и неуловимым движением она метнула в меня копьё. Но движение было незаметным лишь для меня-прежнего, а теперь оно казалось немного слишком размашистым, не слишком ловким и до безобразия медленным. Я знал, что не стоит выделываться, но ничего не мог с собой поделать. Мои ноги сделали быстрый шаг вбок, а рука взметнулась, перехватывая копьё. Я не был дьяволом, и чистый свет меня не обжигал, копьё лишь приятно грело ладонь. Когда я, истекая кровью, в первый раз ухватил его руками, ощущения были, наверное, такими же, вот только в тот раз я умирал.

- Занятная штучка, Юма-чан! И раз мы уже целовались, можно я буду называть тебя Райнар?

Я отбросил копьё прочь, и оно бесследно истаяло в воздухе, вновь материализовавшись в руке моей девушки.

- Сегодня было прекрасное свидание, как насчёт повторить на следующие выходные?

Я знал, что не следует её злить, знал, что в силе я ей пока что не ровня, но удержаться было очень и очень трудно.

- Откуда ты знаешь моё имя, ублюдок? Кто ты вообще такой?

- Юма-чан, ты ранишь моё сердце! Я - твой парень, и у нас сегодня было свидание!

Райнар зарычала и замахнулась копьём. На этот раз я не стал дожидаться броска, а вытянул руку и щёлкнул пальцами.

- Разрыв Одеяний!

На том месте, где её коснулась моя рука во время нашего поцелуя, возникла небольшая огненная печать. Кожаный садо-мазо костюм падшего ангела лопнул и осыпался мелкими клочками. Та же участь ждала и копьё - оно испарилось искорками света.

И, несмотря на то, что мне хотелось стоять, пялиться и пускать слюни на ошарашенного обнажённого Падшего, я использовал боевой приём, который Мил-тан-сенсей велел применять при встрече с предположительно более сильным противником. Я развернулся, и дал дёру. Ведь бегство, совершённое вовремя, - это отступление. А отступление - основы стратегии!

В прошлой жизни Падшие от меня отстали, но только потому, что Райнар считала (вполне справедливо), что убила меня. Ну а дальше я был под защитой, как слуга дома Гремори, пусть моя дьявольская аура послужила причиной нападения ещё одного ангела - того старика в плаще и фетровой шляпе.

Но теперь-то Райнар знала точно, что я не мёртв, и я был обычным человеком, без защиты какой-либо фракции. Поэтому я опасался нападения в любую секунду, чувствуя себя в безопасности лишь на территории защищённой дьяволами Академии.

Нет, я усердно тренировался, прикладывая всё больше и больше усилий, упражнялся в магии, пытался вызвать Божественный Механизм. Но если магические успехи были поразительными - собранная в точку аура почему-то была не жалкой горошинкой, как в прошлой жизни, а большим светящимся мячом, то вызов Механизма непременно заканчивался неудачей. Я пытался докричаться до Ддрайга, но Валлийский Дракон не приходил ко мне даже во сне.

Не было смысла оставаться в постоянном напряжении - надменная и самоуверенная Райнар была не из тех, кто долго и скрупулёзно готовит удар, так что я решил действовать по обстоятельствам, уделяя внимание действительно важным вещам: тренировкам и прекрасным фигуркам школьниц Академии.

После инцидента с клубом кендо, атмосфера, сопровождавшая Мотохаму разительно изменилась. Если раньше наше появление вызывало лишь возмущённые вопли отвращения, то теперь голоса замолкали и девчонки о чём-то начинали тихо перешёптываться. Полагаю, теперь помимо "долбаного извращенца", он стал для них чем-то типа хулигана или даже бандита - а значит к нему нужно было относиться с опаской. Отношение к нам с Мацудой оставалось тем же привычным чистым отвращением.

Впрочем, была и светлая сторона. Опыт прошлой жизни, где появление Ассии привело к более тесным отношениям с Кирью Айкой (женской не менее извращённой версией Мотохамы), позволил наладить к ней мосты прямо сейчас. И пусть все трое посмеивались над моими чувствами к Риас Гремори (которые я не мог, да и не пытался особо скрыть), считая, что такой червяк как я замахнулся слишком уж высоко, но я был рад добавлению к нашему извращённому коллективу настоящей девушки.

Я выжидал и наблюдал, ждал подходящего момента. И в один прекрасный момент, когда Юто Киба оказался в мёртвой зоне всепроникающих радаров восхищённых девичьих глаз (да обрушатся проклятья всех девственников мира на этих красавчиков!), я подкараулил его между теннисными кортами и Оккультным Клубом.

Реакция Рыцаря Гремори была молниеносной. Но так как инициатива была за мной, он успел лишь переместить руку на бедро, к несуществующему мечу. Я прекрасно знал, что отсутствие ножен на бедре в его случае не значило ничего, и что смертельный клинок может возникнуть в его руке в любую секунду. Поэтому заломил ему руку, а предплечьем прижал его горло к ближайшему дереву.

- Хёдо? - удивлённо прохрипел Киба.

- Киба, слушай меня внимательно. Мне плевать на твои личные обиды, мне плевать, поверили ли вы мне или нет, посчитали ли врагом или сумасшедшим. В прошлой жизни, в будущем, ты был моим другом. Ты был тем, кому я всегда мог доверить спину. Поэтому я могу рассчитывать только на тебя!

- Чего тебе надо, Хёдо? - чуть успокоившись и перестав вырываться, спросил он.

- Я не прошу мне поверить, просто будь готов. Близятся очень плохие времена, а я не могу быть рядом с Президентом. Очень скоро появится Райзер, ублюдочная курица, и он захочет наложить руки на Риас. Свобода Риас будет зависеть от Рейтинговой Игры. Райзер, пусть и ублюдок - что-то типа звезды. Из десяти игр у него было лишь два поражения, причём оба раза он поддался.

- И чего ты от меня хочешь?

В глазах Кибы появился интерес, и я его отпустил.

- Готовься. Ты должен стать гораздо сильнее. Ты должен защитить её, должен победить. Пусть Акено-чан опасается Юбеллуны, Ферзя Райзера. У неё есть Слёзы Феникса, поэтому даже кажущееся поражение - ещё не конец. У Райзера - полная свита, все 15 фигур. Может они и слабее нас... вас, но Райзер может себе позволить жертвовать фигурами. Так что стань сильнее, стань достаточно сильным, чтобы быть готовым ко всему. Твой Божественный Механизм - Рождение Мечей. Он может изменяться! Помни, Механизмы подчиняются воле владельца, они следуют его желаниям. Твой Механизм может измениться. В будущем ты смог достигнуть Крушителя Баланса. В будущем ты объединил Святой и Демонический мечи, создав Клинок Предателя.

- Святы мечи? Что ты знаешь о Святых мечах?

Ах да, у Юто же по этому поводу закидон.

- Грядёт беда. Балба Галилей...

- Балба!

- Заткнись и слушай! Балба Галилей хочет вновь объединить Экскалибур. Он теперь с Падшими. Падшие - неплохие ребята, но среди них есть предатель. Кокабиэль хочет сорвать мир между тремя фракциями. Этого же хочет фракция Старых Сатан и Катерея Левиафан. Балба и ещё один ублюдок-экзорцист попытаются убить Президента. Я сделаю всё, что в моих силах, в силах Красного Императора Драконов. Но ты тоже должен быть готов.

- Секирютей? Ты? - удивлённо выдохнул Киба. Это всё, что тебя интересует, придурок?

- Это не важно. Ты должен предупредить Сарзекса Люцифера. Пусть он не поверит, пусть никто мне верит, но если будет готов, то это перестанет иметь значение.

Юто выпрямился и поправил примятую школьную форму.

- Хорошо, я передам Президенту.

- И да, Киба. Когда в городе появятся Святые Мечи, ты станешь полным придурком. Ты бросишь Риас, чтобы отомстить. Не делай так.

На лице Юто заиграли желваки.

- Придурок! Меч - тупой кусок стали и магии! Он не думает, не испытывает чувств и ему плевать, умерли ли твои семпаи, или нет! Экскалибур послужил поводом, но вина - на придурках из Церкви! Во всём виноват Галилей и те твари, которые за ним стояли!

Взгляд Юто оставался таким же твёрдым, он услышал мои слова, но не принял их близко к сердцу. Упрямый сукин сын! Я вздохнул.

- Ты поймёшь это позже. А пока просто знай - если ты подведёшь Риас, я приду и надеру тебе задницу.

Киба раскрыл рот, чтобы ответить что-то едкое, наверняка что-то типа "у тебя не хватит силёнок!" или "я круче!" или "я - красавчик, а ты - извращенец, значит у тебя ничего не получится", но его реплику прервал девичий вопль.

- Девчонки! Смотрите! Юто-кун с этим чудовищем Хёдо!

О нет, только не опять! Я же специально выбрал уединённое место, чтобы нас никто не смог...

- Киба-кун подхватит заразу извращённости от этого червяка!

- Хёдо хочет заманить нашего Кибу-куна в свои чудовищные сети!

- Кошмар, Хёдо переключился на красавчиков!

- Для Хёдо не осталось ничего святого!

- Пейринг Киба-кун с Хёдо - самый худший!

- Нет, гораздо хуже Хёдо с Кибой-куном!

Да что не так с этими дурами? И это меня называют извращенцем?

- О, Боже! - прошептал Юто, и тут же скривился от воздаяния при произнесении святого имени.

- Как видишь, бог мёртв! - совершенно искренне сказал я.

После утренней тренировки я не находил себе места. Сегодня был знаменательный день, а значит я не должен опять всё провалить! Я курсировал по улице между школой и домом добрые полчаса - в надежде не упустить нужный момент.

Невысокую фигурку в тёмном платье и с головой, покрытой накидкой, платком, или как оно там называлось, я заметил издали. Быстро, но чтобы не привлекать особого внимания, я направился в её сторону. Как и в прошлый раз, она споткнулась и упала, уронив сумку. Как и в прошлый раз, ветер сдул с неё накидку, явив миру прекрасные белокурые волосы.

Я бросился навстречу, поднимая накидку, поднимая сумку и протягивая руку.

- С вами всё хорошо?

- Простите, я всё время спотыкаюсь. Я такая неуклюжая!

Я помог ей подняться. Как и в прошлый раз я пялился на неё как идиот, смотрел на эти белокурые волосы, такие родные зелёные глаза, на эти совершенные черты милого лица. Приходилось прикладывать невероятные усилия, чтобы не броситься к ней и крепко не обнять. Но я знал, что не должен этого делать, ведь так я мог испортить всё, как это сделал одним-единственным разговором с Риас.

- Простите, у вас всё в порядке? - спросила меня Ассия.

Нет, я не должен всё портить, не должен!

- Извините, просто я немного ошарашен.

- Да, и чем же? Не ожидали увидеть здесь монашку?

- Не в том дело. Сегодня мы встретились впервые, но у меня ощущение, что знакомы всю жизнь!

- Может быть вы были в Италии? Вы прекрасно разговариваете по-итальянски!

Что? О чём это она? Но я же больше не дьявол, с присущей им способностью говорить на любых языках... Хотя стоп! Когда я впервые встретился с Ассией, я был дьяволом, и прекрасно её понимал, а потом дьяволом стала она, и её понимали все окружающие. Но почему? Неужели особенность дьяволов передалась вместе с памятью о будущем? Если подумать, то у меня не было проблем на уроках английского, но это было так привычно, что я не обратил внимания. А ещё, возвращаясь домой затемно, я прекрасно видел дорогу. Но так как в Клубе Оккультных Исследований я привык к ночной жизни, то подобную крутую штуку тоже проигнорировал. Роскошные сиськи Риас, ну почему мне не передались заодно и дьявольские силы? А ещё неплохо было бы получить работающий Крушитель Баланса! И Аскалон! И силу Деления, стыренную у Вали! И способности восьми Пешек! И Триану! И способность лета...

- Простите, я задала неподходящий вопрос? Я ещё плохо знакома с культурой Японии, извините, если скажу что-то невпопад! - прервала мой приступ жадности Ассия.

- Что? Ой, нет, я просто пытаюсь вспомнить, где я мог вас видеть. Не беспокойтесь! Кстати, меня зовут Хёдо Иссей, то есть по-вашему Иссей Хёдо.

- Ой, простите! Меня зовут Ассия Ардженто. Меня направили в этот город служить в церкви, но я немного заблудилась. У меня очень плохо с японским, поэтому вы первый, с кем я могу нормально поговорить.

Мне хотелось схватить её за руку, удержать, не пустить, не дать Райнар наложить на неё свои лапы, но я прекрасно понимал, насколько бесплодны эти попытки. Ассия очень простодушна доверчива, но даже она не поверит первому попавшемуся странноватому парню, сказавшему, что церковь, куда её направили, осквернена Падшими ангелами. Мне нужно её спасти, но всё, что я могу - это лишь опять всё испортить! Как это ни печально, но невинной милашке Ассии нужно позволить увидеть всю изнанку места, куда она попала. Она должна понять, насколько опасны приютившие её существа. И пусть я буду себя чувствовать отбросом, но придётся пока что оставить её одну.

- Вы знаете, я могу вас проводить прямиком к церкви! Только мне казалось, что она давно заброшена. И по её поводу ходят очень нехорошие слухи!

- Ой, большое спасибо! Не хотелось бы вас утруждать, но я совсем не знаю город! - проигнорировала она моё предупреждение. - Боже, спасибо, что ты послал мне такого хорошего человека!

События прошлого повторились с поразительной точностью. Мы вновь встретили малыша, разбившего себе коленку, вновь Ассия исцелила его ранения с помощью Сумеречного Целителя. Я передал ей благодарность от ребёнка, мы поговорили о её чудесной силе, и вновь это вызвало у неё грусть.

Вскоре мы подошли к церкви, и пусть на этот раз на меня не давило присутствие святого места, я вновь отказался от предложенного чая, сославшись на сильную спешку.

- До свидания, сестра Ардженто!

- До свидания, мистер Хёдо!

- Зовите меня просто Исе, как и все мои друзья.

- Тогда и вы меня зовите просто Ассия! Надеюсь, мы скоро увидимся!

- Обязательно увидимся!

Ассия, ты не представляешь, насколько скоро это случится. Я буду готовиться к нашей следующей встрече!

Мне никогда не забыть первую встречу с Фридом Зелзаном. Я помню всё: место, где она произошла, время и обстоятельства. Пусть меня немного мучили опасения, что обстоятельства могут сложиться по-другому, что мои действия нарушили хрупкую паутину событий, что моё отсутствие в Оккультном Клубе изменило всё, но за пятнадцать минут до полуночи я стоял в ночной тени переулка, поглядывая на дверь определённого дома.

Моё сердце бешено колотилось, я не мог унять дрожь возбуждения и опаски, постоянно смотрел на часы и отсчитывал секунды.

Ассия должна увидеть, в какое место она попала, понять, что ей не по пути со своими текущими спутниками, она должна принять моё предложение помощи и защиты!

Мне было не по себе, я представлял, что ей приходится переживать самые ужасные вещи. Я знал, что с Ассией ничего не случится, что в будущем мы встречались на следующий день в детском парке, после чего я знакомил её с радостями обычной школьной жизни - мы гуляли, ели гамбургеры и разговаривали. Но сомнения всё равно рвали мою душу, не давали спокойно прождать даже двадцать минут.

Я уже навоображал себе целый ворох разной ерунды, представлял сценарии событий один хуже другого, почти обгрыз последние ногти на руках, так что, когда в конце улицы появился высокий беловолосый парень в сопровождении монашки, я, наконец-то, смог вздохнуть спокойно. Они неторопливо подошли к двери обычного непримечательного дома. Вместо того, чтобы позвонить, парень склонился, поколдовал с замком и беззвучно открыл дверь. Ассия и её спутник спокойно прошли в комнату.

Я знал, что у меня есть несколько минут - ублюдок Фрид перед убийством собирался пытать жертву, того самого незадачливого толстяка, решившего вызвать дьявола, чтобы исполнить какие-то свои неизвестные желания. Мне были противны свои действия - ведь я осознанно подвергал жизнь человека опасности, но, если всё пройдёт как задумано, Ассия сможет вылечить любые раны.

Когда в моей жизни хоть что-то пошло по плану? Не прошло и двух десятков секунд, как из дома раздался громкий удар. Я, не раздумывая, бросился внутрь, в который раз пытаясь вызвать Божественный Механизм. Ддрайг, ты что там, заснул?

Я добежал до дома и буквально взлетел на крыльцо. Дверь, как и в прошлый раз, не была закрыта, поэтому я толкнул её плечом и промчался внутрь. В доме шла какая-то возня, раздавались гулкие удары и слышалось шипение, очень характерное и знакомое мне до боли. И "до боли" - это не фигура речи.

Я влетел в гостиную, перепрыгнув через обломки перевёрнутого дивана. Картина, открывшаяся мне, заставила закусить губу.

Идиот! Какой же я идиот! Следовало догадаться, что если на вызов клиента не прибудет один придурок на велосипеде, то вместо него может прийти кто-то другой. И у этого "кого-то" магические силы как минимум не меньше новорождённого дьявола, а значит он сможет телепортироваться с помощью круга призыва!

Толстяк, которого я видел только в виде выпотрошенного трупа, привалился к стене, зажимая глубокую рану на животе. Неподалёку стояла Ассия, прижав ладони к лицу. Посреди гостиной, сжимая в одной руке пистолет, а в другой активированный световой меч стоял ублюдок Фрид. И напротив него, несмотря на два глубоких пореза плеча, подымала массивный комод маленькая девочка с белыми волосами.

Фрид взмахнул мечом, пополам разрубая летящую в него мебель, и выпустил в живот Конеко ещё одну пулю, которая бесследно разбилась об защиту Ладьи. И в этот момент я изо всех сил впечатался ему в спину. Фрид отлетел к стене и я, воздавая молитвы всем девочкам-волшебницам, знающим такие штуки, как тошу какуто, изо всех сил обрушил ему на голень свод стопы. Раздался противный хруст и из прорвавшейся штанины показался окровавленный обломок кости. Фрид упал на колено, а я, не давая ему среагировать, жёстко заломил руку, сжимавшую пистолет. Хрустнул плечевой сустав, ублюдок согнулся, пытаясь отмахнуться мечом, но я только сильнее дёрнул руку вверх. Фрид заорал. Ему пришлось опереться второй рукой на пол, и тут я, с злорадным удовлетворением ударил предплечьем, ломая в локте зафиксированную руку. Его пальцы разжались, и я легко вынул пистолет из ладони. После чего, как любая благоразумная девочка-волшебница, отступил на пару шагов и, не давая противнику прийти в себя, сделал несколько выстрелов. Несмотря на то, что расстояние было ничтожным, попал я лишь два раза. И пусть целился (если это так можно назвать) в корпус, оба беззвучных выстрела поразили его руку. К счастью ту, что так до сих пор не выпустила меч. Ну что же, время закрепить успех. Я осторожно подошёл к Фриду и ещё одним ударом сломал ему раненую руку. Осталось только отобрать световой меч, а также забрать запасной, который, как мне помнилось, был у него за пазухой. Деактивировав оружие, я повернулся к девчонкам и задал глупый вопрос:

- Ассия-чан, Конеко-чан, с вами всё в порядке?

В ответ раздались два удивлённых возгласа.

- Исе-сан, это вы?

- Хёдо, ты?

- Ассия, сука... - прохрипел Фрид. - Так ты знаешь этого сраного говноеда? Может этот ублюдок и сам дьявол? Зря я послушал того ангела! Я должен был убить тебя! Сначала изнасиловать, а уж потом убить! Или...

Я не дал ему договорить, быстро подскочил вперёд и изо всех сил обрушил колено ему на лицо. Фрид, наконец-то, замолк.

- Ассия-чан, ты попала в очень плохую компанию. Ты - замечательный человек и мой друг. Этот ублюдок - сумасшедший убийца и насильник, а те, кому ты сейчас служишь - немногим лучше.

- Н-но... но что мне делать?

- Пойдём со мной! Я обязательно тебя защищу! Мои родители будут рады увидеть девушку в доме, они обязательно полюбят тебя! И никто, никто в этом мире, не посмеет больше тебя обидеть! Ни церковь, ни Падшие, ни дьяволы.

- Твоя сучка-подружка подохнет, как подохнешь и ты... - раздался хрип Фрида.

Что? Он же должен сейчас сильно шепелявить, а его зубы находиться где-то глубоко в глотке!

- Одну секунду, Ассия-чан. Нужно кое-что закончить.

Я подошёл к прислонившемуся к стене Фриду, ухватил его за волосы и задрал вверх голову. Раздался звук активированного меча. Глаза ублюдка расширились, когда световой клинок, оставляя борозду в стене, обрушился ему на шею. С отвращением я отбросил голову прочь, отключил меч, сделал шаг к Ассии и тут на меня навалилось осознание.

Я убил человека. Это было не первое моё убийство, я позволил Риас казнить Райнар, и перед самой своей смертью убил Шалбу Вельзевула. Но впервые я совершил убийство не в пылу битвы, а сам, собственными руками обдуманно и намеренно оборвав чью-то жизнь. И пусть это был такой мусор как Фрид, пусть без него мир станет немного лучше, но я чувствовал себя гораздо хуже, чем когда медленно умирал от копья света, торчащего из живота.

К тому же, на что я вообще надеялся, устраивая эту смехотворную засаду? Фрид был очень хорош, он на равных сражался с Юто, и если бы не атака исподтишка, у меня бы не было и шанса! Идиот! Вслед за мной погибли бы Конеко, а затем и Ассия! Ддрайг! Хватит спать! Мне нужно стать гораздо сильнее!

- Исе-сан, с тобой всё в порядке? - раздался заботливый голос Ассии.

- Почти, мне нужна пара минут, чтобы прийти в себя. Если можешь, исцели, пожалуйста Конеко-чан и клиента-сана.

- Но ведь она...

- Дьявол, я знаю. А ещё она мой - дорогой кохай!

Ассия склонилась над клиентом, зелёное сияние, окутавшее её руки, покрыло ужасную рану. Та очень быстро стала закрываться без следа. Я повернул голову к до сих пор молчащей Конеко.

- Конеко-чан, ты позаботишься обо всём этом? - я махнул в сторону разгромленной комнаты, обезглавленного трупа и тихо стонущего клиента.

Она молча кивнула. Конеко-чан никогда не была многословной. Тем временем к ней подошла Ассия и под настороженным взглядом золотых глаз быстро исцелила её ранения.

- У меня к тебе будет большая просьба. Ассия-чан останется у меня. Она незнакома с нашим городом и почти не знает японский. Можешь попросить Президента, чтобы она устроила её в нашу Академию?

- Хорошо, - как обычно бесстрастно ответила Конеко.

- Ну а теперь, Ассия-чан, нам пора.

- Куда? - пискнула та.

- Домой. Мы идём домой.

Что бы сделали нормальные люди, если бы их сын пришёл домой после полуночи, в одежде с пятнами, поразительно напоминающими кровь, привёл с собой не говорящую по-японски девушку, одетую в костюм монашки, и сказал, что она будет жить с ними? Начали бы задавать вопросы? Спрашивать, всё ли в порядке с сыном? Вызывать парамедиков или полицию? Честно говоря, не имею ни малейшего понятия!

Мои сначала залились обильными слезами, начали обнимать друг, затем обнимать опешившую Ассию, после чего рассыпались перед ней в благодарностях за то, что она почтила своим вниманием такого идиота, как их непутёвый сын. Их даже не смущало, что та, на которую они обрушили свои восторги, не понимает из разговора ни слова.

- Ассия-сан, спасибо вам, спасибо! Я думал, что ни одна девушка не глянет на него до самой смерти.

- Ассия-сан, он животное, отвратительное животное! Спасибо, спасибо, что вы пожалели его! Удивительно, как такая красавица оказалось рядом с этим похотливым чудовищем!

- Когда-нибудь я увижу внуков!

- Теперь можно выкинуть все диски с порно, которые он прячет в своём шкафчике!

Ассия стояла, невинно моргая своими огромными зелёными глазами и беспомощно смотрела на меня, не в силах вынести этот водопад эмоций. Я выборочно перевёл разговор. Очень выборочно. Очень-очень выборочно.

- Они счастливы будут тебя приютить, и ты им очень понравилась!

- А ещё скажи ей, что мы будем не против парочки маленьких Хёдо!

- Но ни за что не позволим тебе их воспитывать! Ты превратишь их в таких же животных, как сам! Так и передай!

- Мы можем уступить вам нашу спальню!

Я люблю своих родителей, но они ужасны! Какого вообще мнения они о своём сыне?

Ранним утром я отправился на тренировку на велосипеде. На багажнике, удерживая меня за талию, сидела Ассия. Она пришла ко мне домой только с тем, что было надето на ней, но мама, порывшись среди своих вещей, нашла ей одежду. И сейчас Ассия-чан была одета в розовый спортивный костюм и чуть великоватые кроссовки.

Мне было не по себе от мысли, что эта нежная невинная девушка увидит тренировки девочек-волшебниц, а Мил-тан, несмотря на всю свою доброту, может произвести пугающее впечатление. Поэтому я несколько опасался. А с другой стороны, она вчера видела сражение, кровь и смерть человека, причём убийцей был я сам. И это её не оттолкнуло и не отвратило, она не переставала считать меня другом и доверчиво прижималась к моей спине. Так что зрелище меня, одетого в розовое платье, её запугать не может. Ведь не может же? Правда?

Дорога была недалёкой, и мы быстро оказались на месте. Мил-тан уже нас ждал, вместе с привычными костюмами и рюкзаками, в которых были распиханы блины от штанги. Мацуда и Мотохама появились через несколько минут. Увидав, что со мной приехала прекрасная иностранка, они пришли в неуёмное возбуждение.

- Подонок!

- Скотина!

- Как ты мог познакомиться с такой красоткой, да ещё без нас?

- Я убью тебя, ублюдок!

Они накинулись на меня (самодовольно задравшего подбородок) с кулаками, а по их лицам стекали потоки слёз. Внезапно их ноги оторвались от земли и затрепыхались в воздухе. Сзади них незаметно появился Мил-тан, ухватил их за шивороты и поднял.

- У вас слишком много энергии, ньо! Мил-тан поможет вам её израсходовать!

И он действительно помог. После целого часа пыток и мучений, когда мы, выбившись из сил, рухнули на землю, когда схватили подолы своих юбок и стали обмахивать себя ими, не стесняясь вида семейных труселей, которые спокойно могли видеть окружающие, Ассия, добрый и милосердный ангел, бросилась к нам, протягивая бутылочки с водой. Не в силах ничего сказать, я лишь благодарно кивнул и прильнул к живительной влаге. Мацуда и Мотохама, получив вторую бутылку из рук девушки, живой прекрасной девушки, зарыдали от счастья.

Ассии было невыносимо видеть наши страдания, и она, с той же привычной непосредственностью, вытянула вперёд руки. Ладони её осветились зелёным, свет собрался в плотный комок и материализовался двумя серебряными колечками на её изящных пальчиках. Зелёное сияние окутало моё тело, мгновенно убирая боль в моих разрывающихся мышцах.

Закончив исцелять меня, Ассия приступила к лечению Мацуды и Мотохамы.

Но она не успела ничего поделать, как рядом с ней оказался Мил-тан-сенсей.

- Это волшебство, ньо?

- Да, почти, - не стал скрывать я. - Ассия-чан обладает силой исцелять любые раны!

- Она девочка, а ещё она - волшебница, ньо!

Мне было понятно, куда он клонит, но я, как настоящий рыцарь, грудью бросился на защиту невинной милашки. Грудью, затянутой в розовое платье с белыми кружевами!

- Ассия-чан - очень добрая и нежная!

- Как и ожидается от девочки-волшебницы, ньо!

- Она жила в затворничестве и не привыкла к физическим тяготам!

- Мил-тан поможет Ассии-сан!

- Но Ассия-чан немного неуклюжа, постоянно спотыкается, падает, и у неё всё падает из рук!

- Для девочки-волшебницы это недопустимо, ньо! Поэтому долг Мил-тан, как девочки-волшебницы - выручить сестрёнку, ликвидировать слабости, которыми обязательно воспользуются враги, ньо!

- Но защитить Ассию-чан - мой долг!

- У тебя, ньо, это получится лучше, если она сможет постоять за себя!

Я искал ответные аргументы, подбирал слова, но Ассия-чан, закончив с придурками, присоединилась к нашему разговору.

- О чём вы спорите, Исе-сан?

Я в двух словах пересказал ей разговор. По мере моего рассказа, её глаза всё больше и больше разгорались решимостью.

- Я не буду обузой Исе-сану! Я стану тренироваться изо всех сил! Девочка-волшебница-сан, позаботьтесь обо мне!

Нет Ассия, я совсем не это имел в виду! Не вздумай!

Мил-тан окинул нас пристальным промораживающим до костей взглядом, и задал вопрос:

- Ньо! Спроси, пожалуйста, у Ассии-сан, сможет ли её сила вылечить тяжёлые травмы на тренировках?

Было нетрудно понять, куда он клонит, поэтому я, Мацуда и Мотохама очень громко сглотнули.

Конеко-чан сдержала обещание, и через несколько дней, дней, наполненных болью, страданиями, порванными связками, разорванными от непомерных нагрузок мышцами, сломанными костями и вывихнутыми суставами, ко мне приблизилась Председатель Сона и, холодно поздоровавшись, вложила мне в руки пачку документов. Полистав бумаги, я увидел, что это документы на зачисление Ассии Ардженто на второй год старшей школы Академии Куо. И она, как и в прошлый раз, оказалась в моём классе.

Я постарался уйти, выбраться из школы пораньше, нужно было собрать для Ассии вещи, купить школьную форму и принадлежности. К сожалению, помощь Риас на этот раз была не настолько всеобъемлющей, поэтому о милашке-монашке мне предстояло позаботиться самому.

В который раз я пожалел, что увлекался лишь порнухой и сиськами. Если бы в сферу моих интересов попадали скачки, гребля, велосипеды или мотоциклы, то со знанием будущего я бы сейчас, как герой старого фильма, заработал бы миллионы иен! Ну, или хотя бы удвоил свою заначку! А если бы был азартным игроком и помнил выигрышные числа лотереи, то мог бы действительно разбогатеть. Ну а пока что придётся взять ответственность и опустошить свои сбережения. Впрочем, Ассия-чан важнее даже лучших DVD с порнухой!

Мои опасения вызывало поведение друзей, я боялся того, что случится, когда они узнают о переводе Ассии-чан в наш класс. Боялся, что эти звери начнут пускать слюни и отпускать в её сторону мерзкие похотливые шуточки. Но, видимо, обстановка, в которой они встречались с ней до того, не располагала к извращениям, а боль от тренировок и травм служила прекрасным средством, успокаивающим расшалившиеся гормоны. Они просто обрадованно кивнули. Уверен, они будут защищать Ассию-чан так же, как и я - ведь сама она занималась с трогательной упорностью, лечила не только себя, но и всех нас! О, Ассия-чан, ты ангел! Мы не дадим никакому ублюдку Академии замарать тебя своим сальным взором!

Вот уже которую ночь мне снился сон.

Я стою на поле бесконечной черноты, черноты спокойной, инертной и ни капли не страшной. А где-то вдалеке, на горизонте, пылает жаркое море огня. Я знаю, что этот огонь меня не сожжёт, что он не обжигает, а лишь согревает, не испепеляет, а дарит защиту и уют. Мне хочется дотянуться к этому пламени, окунуться в него всем телом, согреться, разогнать тьму вокруг.

Но каждый шаг, который я делал в том направлении, давался очень тяжело. Ноги вязли в липкой чёрной жиже, я делал всё новые и новые шаги с размеренностью бездушного робота, с громким чваканьем вырывая ноги из вязкого плена. Но огонь всё был так же далеко.

Во сне я звал друга, я знал, что он там, где-то посреди этого огня, что он и есть этот огонь, но никак, никак не мог достичь того места.

Просыпаясь утром в холодном поту, я, конечно же, понимал значение сна - мне хотелось вновь дотянуться до Ддрайга, вновь обрести партнёра, воссоединиться с тем, что с рождения является частью меня самого. Мне хотелось быть целым. Но, увы, это было неосуществимо.

Ассия-чан погрузилась в школьную жизнь быстро и как-то незаметно. Пусть она не понимала разговоры окружающих, шепотки окрестных парней и девчонок заставляли её ещё сильнее жаться ко мне, не отходить ни на шаг, вцепляться в руку, как утопающий в спасательный круг.

Мацуда и Мотохама, испытывавшие к Ассии сложные чувства - из-за неё тренировки стали просто нечеловеческими, но одновременно она была чудом, избавляющим от боли и страданий - тоже постоянно порывались её защитить и не дать в обиду. Таким образом, наше трио извращенцев, к которому незаметно присоединилась Кирью (по какой-то странному выверту логики извращенкой не считающаяся!), обзавелось пятым членом.

Ассия всё свободное время уделяла японскому, её постоянно можно было увидеть то уткнувшейся в словарь или в учебник, то в наушниках, тщательно повторяющей японские слова, то с ручкой и тетрадью, переписывающей символы хирганы и катаканы. Незнание Ассией японского языка служило прекрасной защитой против извращённых поползновений Айки, чьи двусмысленности и намёки просто не могли достигнуть невинных ушей!

Несколько раз я пересекался с Кибой и Конеко. При встрече с Конеко, она мне кивала - что для этой немногословной лоли было сродни непринуждённой болтовне. С Юто же мы просто вежливо здоровались. К сожалению, любое общение с Принцем Куо тут же вызывало шепотки окрестных школьниц, которые, всё больше распаляясь, строили разные неприличные предположения. Не понимаю, почему в извращениях обвиняют именно наше трио? Почему все эти жуткие яойные фантазии не считаются омерзительными и постыдными, а простые и понятные подростковые желания, влечение к прекрасным женским телам - чем-то чудовищным и неприемлемым?

Пару раз я видел Риас. Мне хотелось подойти, поговорить с любимой, снова попытаться ей всё объяснить, устранить недопонимание, но я титаническим усилием сдерживал себя. Я кивал ей, но в ответ получал лишь внимательный пристальный взгляд, которым она меня провожала. Милая, потерпи! Пусть мы с тобой больше не вместе, но я всегда останусь твоей верной пешкой! В прошлой жизни я клялся защищать свою госпожу, и смерть - недостаточная причина, чтобы нарушать эту клятву!

День проходил за днём, школьная жизнь текла своим чередом, а тренировки становились всё кошмарней (и, к нашему ужасу, это тоже стало привычной рутиной). И вот однажды телефон высветил уведомление. Настал день смерти Ассии, тот самый день, когда погибла Райнар. Я ходил, словно на иголках, отвечал невпопад и не находил себе места. Лишь ужасающий энтузиазм Мил-тан смог прогнать из головы тяжёлые мысли. Я был готов ко всему, готов к любой неожиданности. К чему я был не готов, что этот день пройдёт без происшествий.

И когда наступило утро, настала следующая тренировка, я вздохнул со спокойной душой. От меня Падшие отстали давным-давно, Ассия же для них ушла и бесследно пропала вместе с Фридом Зелзаном. Теперь можно было расслабиться и получать удовольствие от школьной жизни.

И ждать. Ждать и скрипеть зубами. Ведь если не будет меня, то Риас придёт к Юто, чтобы отдать свою девственность! И этот красавчик может согласиться! Грэфия может не успеть вовремя, и непоправимое свершится!

Юто! Юто, где ты, ублюдок! Мне нужно срочно поговорить с тобой по душам!

Вечерний прохладный ветерок овевал мои волосы и студил разгорячённый лоб. Усталый и довольный тем, что, наконец-то, закончилась экзекуция, я направлялся домой. Ассия шла рядом, и мы весело болтали ни о чём - о школе, друзьях, одежде, аниме и вкусной еде. Тема тренировок по молчаливому уговору в нашей компании стала табу, ведь в одежде девочки-волшебницы мило выглядела только Ассия-чан! Вечерние сумерки давно сменились тёмной ночью, поэтому путь наш лежал от пятна к пятну света чередующихся уличных фонарей. Была пятница, поэтому в моей голове крутилась вереница планов. Я собирался сводить Ассию-чан в караоке, походить с ней по ресторанчикам, хорошенько погулять, встретиться с Мацудой, Мотохамой и Айкой, в общем, приятно провести время. Как говорится, ничего не предвещало беды. Ничего, кроме непонятного чувства, словно окружающее пространство колыхнулось, и покрылось непроницаемой тяжёлой пеленой.

- Так-так-так, и кого же это мы видим? Неужели мой парень нашёл себе новую девушку? И кого? Нашу милую Ассию-чан!

Ассия испуганно вскрикнула, а я резко обернулся. Неподалёку, на столбике между секциями забора, стояла она. Моя первая любовь, моя Немезида, моя Амано Юма. Райнар, сука, падший ангел, та, которая надругалась над моими чувствами, приговорила меня к смерти и исполнила приговор. На ней не было того садо-мазо костюма, она была в обычной одежде, которая, следует признать, на ней смотрелась превосходно. Увидав на её запястье розовый браслетик, который я из ностальгических чувств подарил ей и в новой жизни, я был поражён неожиданно тёплым чувством, всколыхнувшимся в глубинах моей души.

- Райнар, тебя победил этот отброс? И ты столько времени опасалась ничтожного человечка? Давай, покончим с этим быстрей, заберём монашку, и пойдём.

Падший, одетый в длинный плащ и фетровую шляпу, выступивший из теней улицы, был мне прекрасно знаком. Именно он принял меня за беглого дьявола, именно от него меня тогда спасла Риас, и именно после встречи с ним я увидел её сиськи, да и вообще впервые лежал в постели с обнажённой девушкой! Ублюдок! Я ненавижу тебя! И большое-большое тебе спасибо!

- И правда, непонятно! Для чего было собирать всех нас? Если ты боишься его сама, могла бы послать меня или Донасика.

Я повернул голову в сторону нового голоса. Нового, глубокого, грудного, с хрипотцой, женского голоса. Интересно, как выглядит его обладательница?

Картина, нарисованная моим смелым и извращённым воображением, внеза

Как делать причёску водопад на себе в картинках Как делать причёску водопад на себе в картинках Как делать причёску водопад на себе в картинках Как делать причёску водопад на себе в картинках Как делать причёску водопад на себе в картинках Как делать причёску водопад на себе в картинках Как делать причёску водопад на себе в картинках Как делать причёску водопад на себе в картинках

Тоже читают:



Подарки родителям с сапфировой свадьбой

Как связать зайчика своими руками

Как сделать ремонт в хрущевке гостиная

Мешочек для инструментов своими руками

Песенка подарки для мам